Андрей Тесля

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Т >


Андрей Тесля

2006 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Андрей Тесля

История государства и права средневековой Англии XIII – XV вв.

Составление, редакция и вступительная статья А.А. Тесля

Хрестоматия

ИОАНН БЕЗЗЕМЕЛЬНЫЙ

(1199 – 1216)

ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ

(1215 г.)

15 июня 1215 г. на лугу Раннимед близ Лондона (на правом берегу Темзы между Виндзором и Стейнсом) Иоанн Безземельный подписал текст, озаглавленный “Capitula que barones petunt”, т.е. петицию восставших против него баронов, содержащую 49 статей, в которых уже заключались основные положения Великой Хартии. Вслед за этим между королем и мятежниками начались переговоры, закончившиеся скреплением печатью (т.е. королевским утверждением) составленной по их результатам Великую Хартию вольностей (19 июня 1215 г. – сам текст официально помечен 15 июня).

Документ составлен на латыни, состоит из преамбулы и 63 статей. Две копии Хартии в первоначальной редакции хранятся в Британском музее в Лондоне, одна в Линкольнском соборе и еще одна – в соборе Солсбери.

Статьи Хартии расположены без определенной системы и касаются весьма различных вопросов. Е.В. Гутнова подразделяет все положения Хартии на следующие три основные группы:

1) Статьи, отражающие материальные интересы разных социальных слоев (ст. ст. 1 —11, 13, 16, 27 и другие).
2) Статьи, претендующие на установление новых политических порядков, в частности на ограничение королевской власти (ст. ст. 12, 14, 39, 61), — так называемые конституционные статьи.
3) Статьи, подтверждающие ранее существовавший или вновь создаваемый порядок работы судебных и административных органов, а также пресекающие злоупотребления королевского аппарата в центре и на местах (ст. ст. 17—22, 24, 25, 34, 36, 38, 40 и др.).

Открывают Хартию положения, относящиеся до английской церкви – в ст. 1 король дает свое согласие на то, «чтобы Английская церковь была свободна и владела своими правами в целости и своими вольностями неприкосновенными», в частности гарантирует свободу выборов, называя последнее право «важнейшим». В ст. 42 оговаривается свобода выезда из Англии – право, особенно важное для клириков, дабы не испрашивать королевского разрешения в сношениях с Римом.

Сразу по порядку после прав церкви идут права графов, баронов и других главных держателей (непосредственных вассалов) короля – им непосредственно посвящено наибольшее число статей в Хартии 1), а многие иные статьи, непосредственно не называя в качестве своих субъектов «главных держателей», в то же время имеют в виду именно их и ориентированы на удовлетворение требований последних 2). Большая часть положений Хартии – нормы «частного» права. Баронам гарантируется соблюдение их старых прав и уважение королем их традиционных привилегий – в первую очередь имущественного плана. Король обязуется не требовать опеки кроме тех случаев, когда непосредственно имеет на это права, брать с вассала, живого или умершего, составившего завещание или умершего без него, только то, что строго необходимо для погашения долга казначейства. За баронами утверждается право патроната в основанных ими аббатствах в случае вакантности последних. Особо оговаривается, что земли изменников по прошествии года и для будут возвращаться сеньорам этих феодов.

Рыцарям и свободным держателям также посвящен ряд статей 3). В частности, даются гарантии дворянам из выморочных бароний и свободным держателям в том, что их не будут пытаться принудить к неследующей с них военной службы, а также не будут пытаться взять под опеку.

Городам в ст. 13 в общих словах гарантировано сохранение их старинных прав и привилегий:

«Город Лондон должен иметь все древния вольности и свободные свои обычаи как на суше, так и на воде. Кроме того, мы желаем и соизволяем, чтобы все другие города и бурги, и местечки, и порты имели все вольности и свободные свои обычаи».

Ст. 35, утверждающая единство мер и весов и ст. 41, гарантирующая иностранным купцам право свободного передвижения без произвольных поборов, имею в виду интересы в первую очередь потребителей, а не английских купцов и городских производителей 4).

Административные положения составляют меньшую часть Хартии и их можно рассматривать как своего рода практическое обеспечение ранее утвержденных прав подданных. Особенно много внимания уделяется лесам – вновь учрежденные заповедные леса будут уничтожены, новые не будут учреждаться (ст. 47 – 48), подданные, живущие вне их, получают гарантию против злоупотреблений «лесных» судей, а «дурные лесные обычаи» должны быть уничтожены (ст. 48). Вопрос о заповедных лесах был настолько важен (см. лесное законодательство Генриха II), что два года спустя потребовал издания специальной Лесной хартии (6 ноября 1217 г.)

Большое значение имели положения Хартии относительно королевского суда – были приняты меры к тому, чтобы соблюдались обычаи, причем часто обычаи, предшествующие правовым реформам Генриха II; иными словами, наблюдается реакция в пользу обычного права против резко усилившегося права королевского. Возрождается принцип judicium parium (суд, приговор пэров) – т.е. «суда равных» (ст. 39, 56, 59), в первую очередь требуемый баронами, стремящимися выйти из-под жесткой сферы королевского правосудия, но равным образом применимый и к другим группам населения, принцип, означающий, что каждый должен быть судим «его пэрами и по закону его страны» (ст. 39). В то же время специально оговаривается сохранение некоторых из правовых реформ Генриха II – тех, что «пришлись по вкусу» его подданным и укоренились в стране: в первую очередь судопроизводство ассиз (ст. 18 – 19) и уменьшение (с тенденцией к исключению) судебных поединков (ст. 36, 54).

Наибольшую известность имеют ст. 12, 14 и 61 Великой Хартии (т.н. «конституционные статьи»). Первая из них устанавливала запрет взимать щитовой налог (Scutagium) или денежную помощь (auxilium) без «общего совета всего королевства», за исключением случаев выкупа короля из плена, возведения в рыцари первородного сына короля и выдачи за муж один раз первородной дочери короля, причем ив этих случаях «денежная помощь должна быть умеренной». Ст. 14 в общих чертах определяла порядок созыва «общего совета королевства», а ст. 61 устанавливала над королем постоянный контроль совета из 25 баронов. Если кролем в чем-либо будут нарушены дарованные вольности, то совет баронов «вместе с общиной всей земли (cum communa totius terrae) будут понуждать и теснить нас [т.е. короля – А.Т.] всеми способами, какими только могут, т.е. захватом [наших] замков, земель, владений и всеми другими способами, какими могут, пока [это нарушение] не будет исправлено согласно их решению». Исключение в способах принуждения короля устанавливалось только одно, а именно неприкосновенность личности короля и личности «королевы нашей и детей наших».

Почти сразу же по подписании Хартии, Иоанн отправил своих послов в Рим к папскому престолу, ленником которого он был с 1213 г. и Иннокентий III буллой от 24 августа 1215 г. отменил Хартию, как «соглашение подлое, постыдное, беззаконное и несправедливое»; она оскорбляет святой престол, так как папа в качестве сеньора (rationr dominii) должен был явиться судьей в этой распре; она нарушает права короля и несовместима с его честью; она покрывает позором английский народ, она создает большую опасность для «всего дела Христа» 5).

По смерти в 1216г. Иннокентия III и Иоанна Безземельного, с одной стороны, престол достался малолетнему Генриху III, а на понтификат вступил Гонорий III, более склонный к уступкам. Это привело к тому, что при посредничестве папского легата кардинала Галлона Генрих III 12 ноября 1216 г. подтвердил большинство статей Великой Хартии. Дальнейшие подтверждения Хартии последовали в 1217 и 1225 гг., однако во всех них начиная с 1216 года положения о предварительно согласии на налоги и о совете баронов были опущены.

 

ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ

MAGNA CHARTA LIBERTATUM

Текст

(Перевод Д.М. Петрушевского)

Иоанн, Божьей милостью король Англии, сеньор Ирландии, герцог Нормандии и Аквитании, и граф Анжу, apxиепископам, епископам, аббатам, графам, баронам, юстициариям, чинам лесного ведомства, шерифам, бэйлифам, слугам и всем должностным лицам и верным своим привет.
Знайте, что мы по Божьему внушению и для спасения души нашей и всех предшественников и наследников наших, в честь Бога и для возвышения святой церкви и для улучшения королевства нашего, по совету достопочтенных отцов наших Стефана, кентерберийскаго архиепископа, примаса всей Англии и святой римской церкви кардинала, Генриха, дублинскаго архиепископа, Уилльяма лондонскаго, Петра уинчестерскаго, Жослена базскаго и гластонберийскаго, Гугона линкольнскаго, Уолтера устерскаго, Уилльямса ковентрийскаго и Бенедикта рочестерскаго епископов; магистра Пандульфа, сеньера папы субдиакона и члена его двора, брата Эймерика, магистра храмового воинства в Англии, и благородных мужей: Уилльяма Маршалла графа Пемброка, Уильяма графа Солсбери, Уильяма графа Уоррена, Уильяма графа Аронделла, Алана де-Галлоуэй конетабля Шотландии, Уорена, сына Джеролда, Петра, сына Гереберта, Губерта de-Burgo, сенешала Пуату, Гугона де-Невилль, Матвея, сына Гереберта, Томаса Бассета, Алана Бассета, Филиппа д'Обиньи, Роберта де-Ропсли, Джона Маршала, Джона, сына Гугона, и других верных наших.

Великая хартия вольностей (Magna Charta Libertatum)
Британский музей, Лондон

1. Во-первых, дали мы перед Богом свое согласие и настоящей xapтией нашей подтвердили за нас и за наследников наших на вечныя времена, чтобы Английская церковь была свободна и владела своими правами в целости и своими вольностями неприкосновенными, что явствует из того, что свободу выборов, которая признается важнейшей и более всего необходимой Английской церкви, мы по чистой и доброй воле, еще до несогласия, возникшаго между нами и баронами нашими, пожаловали и грамотой нашей подтвердили и получили подтверждение ея от сеньора папы Иннокентия Третьяго, которую и мы будем соблюдать, и желаем, чтобы ее добросовестно на вечныя времена соблюдали и наследники наши.
Пожаловали мы также всем свободным людям королевства нашего за нас и за наследников наших на вечныя времена все нижеписанныя вольности, чтобы имели их и владели ими они и их наследники от нас и от наследников наших.

2. Если кто из графов или баронов или других держателей, держащих от нас непосредственно 6) (in capite) за военную повинность, умрет, и в момент его кончины наследник его будет совершеннолетен и обязан будет платить рельеф 7), то он (наследник) должен получить свое наследство после уплаты стариннаго рельефа, т.е. наследник или наследники графа (должен уплатить) за целую графскую баронию сто фунтов (стерлингов), наследник или наследники барона за целую баронию сто фунтов, наследник или наследники рыцаря, владеющаго целым рыцарским фьефом 8), сто шиллингов самое большее; а кто меньше должен платить, пусть и дает меньше, согласно древнему обычаю фьефов.

3. Если же наследник кого-либо из таких (держателей) окажется несовершеннолетним и находящимся под опекой, то, достигнув совершеннолетия, пусть получает свое наследство без уплаты рельефа и пошлины.

4. Опекун земли этого наследника, который несовершеннолетен, должен брать с земли наследника только умеренные доходы и умеренные обычные платежи и умеренные повинности, и при этом не нанося ущерба и разорения ни людям, ни вещам;
и если мы поручим опеку какой-либо из таких земель шерифу или кому-либо другому, который должен будет давать нам отчет о доходах ея, и он разорит и опустошит эту находящуюся под его опекой землю, то мы возьмем с него штраф, и земля пусть будет поручена двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые и будут давать отчет о доходах нам или тому, кому мы назначим;

и если мы подарим или продадим кому-либо опеку над какой-нибудь из таких земель, и он произведет на ней разорение или опустошение, то он лишится этой опеки, и она будет передана двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые таким же образом, как сказано выше, будут давать нам отчет.

5. Опекун же, пока будет держать в опеке землю, будет поддерживать дома, парки, помещения для скота, пруды, мельницы и прочее, относящееся к этой земле, из доходов этой земли и обязан будет передать наследнику, когда тот достигнет совершеннолетия, всю его землю снабженной плугами и другим сельскохозяйственным инвентарем, сколько требуется его в рабочее время и сколько можно иметь его, сообразуясь разумно с доходами с земли.

6. Наследники будут вступать в брак так, чтобы не было неравнаго брака, и таким при том образом, чтобы до заключения брака об этом доводилось до сведения близких из кровных родственников самого наследника.

7. Вдова после смерти мужа своего немедленно же и без всяких затруднений пусть получает приданое и свое наследство и пусть ничего не платит за свою вдовью часть или за свое приданое, или за свое наследство, каковым наследством муж ея и сама она владели в день смерти мужа, и пусть остается в доме своего мужа в течение сорока дней после смерти его, в течение которых ей будет выделена ея вдовья часть.

8. Никакая вдова не должна быть принуждаема к браку, пока желает жить без мужа, так, однако, чтобы представила ручательство, что не выйдет замуж без нашего соглаея, если она от нас держит, или без согласия своего сеньера, от котораго она держит, если она от кого-либо другого (а не от нас) держит.

9. Ни мы, ни наши чиновники не будем захватывать ни земли, ни дохода с нея за долг, пока движимости должника достаточно для уплаты долга; и поручители самого должника не будут принуждаемы (к уплате его долга), пока сам главный должник будет в состоянии уплатить долг; и если главный должник окажется не в состоянии уплатить долг, не имея откуда заплатить, поручители отвечают за долг и, если пожелают, могут получить земли и доходы должника и владеть ими до тех пор, пока не получат возмещения долга, который они перед этим за него уплатили, если только главный должник не докажет, что он уже разсчитался с этими поручителями.

10. Если кто возьмет что-нибудь, больше или меньше, взаймы у евреев и умрет раньше, чем этот долг будет уплачен, долг этот не будет давать процентов, пока паследник (умершаго) будет несовершеннолетен, от кого бы он ни держал (свою землю), и если долг этот попадет в наши руки, мы взыщем только то имущество, которое значится в долговом обязательстве.

11. Если кто умрет, оставшись должным евреям, жена его должна получить свою вдовью часть и ничего не обязана давать в уплату этого долга; и если у умершаго остались дети несовершеннолетния, им должно быть обезпечено необходимое соответственно держанию умершаго, а из остатка должен быть уплачен долг, но так, чтобы повинности, следуемыя сеньерам (умершаго), не потерпели при этом никакого ущерба; таким же образом надлежит поступать и с долгами другим, не евреям.

12. Ни щитовыя деньги, ни nocобиe (auxilium) не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего (nisi per commune consilium regni nostri), если это не для выкупа нашего из плена и не для возведения в рыцари первороднаго сына нашего и не для выдачи первым браком замуж дочери нашей первородной; и для этого должно выдавать лишь умеренное пособие; подобным же образом надлежит поступать и относительно пособий с города Лондона.

13. И город Лондон должен иметь все древния вольности и свободные свои обычаи как на суше, так и на воде. Кроме того, мы желаем и соизволяем, чтобы все другие города и бурги 9), и местечки, и порты имели все вольности и свободные свои обычаи.

14. А для того, чтобы иметь общий совет королевства при обложении пособием в других случаях, кроме трех вышеназванных, или для обложения щитовыми деньгами, мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов (majores barones) нашими письмами за нашей печатью;
и кроме того повелим позвать огулом, через шерифов и бэйлифов наших, всех тех, которые держат от нас непосредственно (in capite); (повелим позвать мы всех их) к определенному дню, т.е. по меньшей мере за сорок дней до срока, и в определенное место;
и во всех этих призывных письмах объясним причину приглашения; и когда будут таким образом разосланы приглашения, в назначенный день будет приступлено к делу при участии и совете тех, которые окажутся налицо, хотя бы и не все приглашенные явились.

15. Мы не позволим впредь никому брать пособие с своих свободных людей, кроме как для выкупа его из плена и для возведения в рыцари его первороднаго сына и для выдачи замуж первым браком его первородной дочери; и для этого надлежит брать лишь умеренное пособие.

16. Никто не должен быть принуждаем к несению большей службы за свой рыцарский лен или за другое свободное держание, чем та, какая следует с него.

17. Общия тяжбы не должны следовать за нашей курией, но должны разбираться в каком-нибудь определенном месте 10).

18. Разследования о новом захвате, о смерти предшественника и о последнем представлении на приход должны производиться только в своих графствах и таким образом: мы или, если мы будем находиться за пределами королевства, наш верховный юстициарий, будем досылать двух судей в каждое графство четыре раза в год, которые вместе с четырьмя рыцарями каждаго графства, избранными графством, должны будут разбирать в графстве в определенный день и в определенном месте графства вышеназванныя ассизы.

19. И если в день, определенный для собрания графства, вышеназванныя ассизы не могут быть рассмотрены, то должно остаться столько рыцарей и свободных держателей из тех, которые присутствовали в этот день в собрании графства, чтобы с их помощью могли быть составлены надлежащим образом судебные приговоры, соответственно тому, более важное или менее важное будет каждое из дел (подлежащих их решению).

20. Свободный человек будет штрафоваться за малый проступок только сообразно роду проступка, а за большой проступок будет штрафоваться сообразно важности проступка, при чем должно оставаться неприкосновенным его основное имущество (salvo contenemento suo); таким же образом (будет штрафоваться) и купец, и его товар останется неприкосновенным; и виллан таким же образом будет штрафоваться, и у него останется неприкосновенным его инвентарь, если они подвергнутся штрафу с нашей стороны; и никакой из названных выше штрафов не будет наложен иначе, как на основаны клятвенных показаний честных людей из соседей (обвиняемых).

21. Графы и бароны будут штрафоваться не иначе, как при посредстве своих пэров, и не иначе, как сообразно роду проступка.

22. Клирик будет штрафоваться в качестве держателя своего светскаго держания не иначе, чем другие (держатели), названные выше, а не сообразно величине своей церковной бенефиции.

23. Ни община, ни отдельный человек не должны быть принуждаемы сооружать мосты на реках, кроме тех, которые издревле обязаны делать это по праву.

24. Ни шериф, ни констебль, ни коронеры, ни другие чиновники наши не должны разбирать дел, подсудных нашей короне.

25. Все графства, сотни, уэпентеки и трети должны отдаваться на откуп за плату, какая установлена издревле, без всякой надбавки, за исключением наших домениальных поместий 11).

26. Если кто-либо, держащий от нас светский лен, умрет, и шериф или бэйлиф наш предъявит наш приказ об уплате долга, который умерший должен был нам, то пусть шериф или бэйлиф наш наложит запрещение на движимое имущество умершаго, найденное на светском лене, и составит ему опись в размере суммы этого долга, в присутствии полноправных людей, так, однако, чтобы ничего не было отчуждено из этого имущества, пока не будет уплачен нам долг, вполне выяснившийся;
а остаток пусть будет оставлен душеприказчикам, чтобы они могли выполнить завещание умершаго;
а если ничего нам он не был должен, то вся движимость пусть будет оставлена за умершим, при чем должны быть обеспечены жене его и детям следуемыя им части.

27. Если какой-либо свободный человек умрет без завещания, движимость его пусть будет распределена руками близких родственников его и друзей под наблюдением церкви, при чем должна быть обеспечена уплата долгов каждому, кому умерший был должен.

28. Ни констебль, ни другой какой-либо наш чиновник не должен брать ни у кого хлеб или другое имущество иначе, как немедленно же уплатив за него деньги или же получив от продавца добровольное согласие на отсрочку (уплаты).

29. Никакой констебль не должен принуждать рыцаря платить деньги взамен охраны замка, если тот желает лично охранять его или через другого честнаго человека, если сам он не может сделать этого по уважительной причине;
а если мы поведем или пошлем его в поход, он будет свободен от обязанности охраны замка соразмерно времени, в течение какого он был в походе по нашему повелению.

30. Никакой шериф или бэйлиф наш или кто-либо другой не должен брать лошадей или повозки у какого-либо свободнаго человека для перевозки иначе, как с согласия этого свободнаго человека.

31. Ни мы, ни чиновники наши не будем брать лес для укрепления или для других надобностей наших иначе, как с согласия самого того, кому этот лес принадлежит.

32. Мы не будем удерживать у себя земель тех, кто обвинен в тяжких преступлениях, дольше года и дня, а затем земли эти должны быть возвращены сеньерам этих ленов.

33. Все запруды на будущее время должны быть совсем сняты с Темзы и с Медуэя и по всей Англии, кроме берега моря.

34. Приказ, называемый Praecipe, впредь не должен выдаваться кому бы то ни было о каком-либо держании и, вследствие чего свободный человек мог бы потерять свою курию 12).

35. Одна мера вина пусть будет по всему нашему королевству, и одна мера пива, и одна мера хлеба, именно лондонская четверть, и одна ширина крашеных сукон и некрашеных и сукон для панцырей, именно два локтя между краями; то же, что о мерах, пусть относится и к весам.

36. Ничего впредь не следует давать и брать за приказ о расследовании о жизни или членах, но он должен выдаваться даром, и в нем не должно быть отказа.

37. Если кто держит от нас per feodifirmam или per socagium или per burgagium, а от кого-либо другого держит землю за военную повинность (рыцарскую службу), мы не будем иметь опеки над наследником и над землею его, которую он держит от другого, на основании этой feodifirmae, или socagii, или burgagii; не будем мы иметь опеки и над этой feodifirma, или над socagium, или над burgagium, если сама эта feodifirma не обязывает нести военную повинность. Мы не будем иметь опеки над наследником или над какой-либо землею, которую он держит от другого за рыцарскую службу, на том основании, что он (в то же время) и от нас держит землю на праве parvae sergenteriae, обязанный давать нам ножи или стрелы или что-либо подобное.
(Feodifirma, socagium и bargagium - разные виды свободнаго, но не военнаго, не рыцарскаго держания, именно: денежное держание, простое свободное держание и городское держание, т.е. держание по городскому праву. - Прим. пер.)

38. Впредь никакой чиновник не должен привлекать кого-либо к ответу (на суде, с применением ордалий) лишь на основании своего собственнаго устнаго заявления, не привлекая для этого заслуживающих доверия свидетелей.

39. Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо (иным) способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны.

40. Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них или замедлять их.

41. Все купцы должны иметь право свободно и безопасно выезжать из Англии и въезжать в Англию, и пребывать, и ездить по Англии, как на суше, так и по воде, для того, чтобы покупать и продавать без всяких незаконных пошлин, уплачивая лишь старинныя и справедливыя, обычаем установленныя пошлины, за исключением военнаго времени и если они будут из земли, воюющей против нас;
и если также окажутся в нашей земле в начале войны, они должны быть задержаны без ущерба для их тела и имущества, пока мы или великий юстициарий наш не узнаем, как обращаются с купцами нашей земли, находящимися тогда в земле, воюющей против нас;
и если наши там в безопасности, то и те другие должны быть в безопасности в нашей земле.

42. Каждому пусть впредь будет позволено выезжать из нашего королевства и возвращаться в полной безопасности, по суше и по воде, лишь сохраняя верность нам;
изъятие делается, в интересах общей пользы королевства, только для некоторого короткого времени в военное время; исключаются сидящие в заключении и поставленные, согласно закону королевства, вне закона, а также люди из земли, воюющей с нами, и купцы, с которыми надлежит поступать так, как сказано выше.

43. Если кто держал землю, принадлежащую к какому-нибудь выморочному лену, как барония Уоллингфорд, Нотингэм, Булонь, Лэнкастер или другие выморочные лены, которые находятся в нашей руке и представляют собою баронии, и умер, то наследник его даст не какой-либо иной рельеф и будет нести не какую-либо иную службу, а лишь тот рельеф, какой он давал бы барону, и ту службу, какую он нес бы барону, если бы барония находилась в руках (самого) барона; и мы таким же образом будем держать ее, каким держал ее (сам) барон.

44. Люди, которые живут за пределами лесного округа, впредь не должны являться перед нашими лесными судьями в силу общих приглашений, если они не являются стороною в деле или поручителями кого-либо из тех, которые привлечены к суду по лесным делам.
45. Мы будем назначать судей, констеблей, шерифов и бэйлифов лишь из тех, которые знают закон королевства и имеют желание его добросовестно исполнять.

46. Все бароны, которые основали аббатства и имеют грамоты английских королей или старинныя держательския права в отношении к ним, должны иметь опеку над ними на время вакансий, как им надлежит иметь.

47. Все леса, которые стали заповедными королевскими лесами при нас, немедленно же должны перестать быть ими; так же надлежит поступать и с реками, которыя были объявлены нами заповедными.

48. Все дурные обычаи, существующие относительно заповедных королевских лесов и выделенных в них для охоты заповедных мест, а также должностных лиц, заведующих этими лесами и местами, шерифов и их слуг, рек и их охранителей, немедленно же должны быть подвергнуты расследованию в каждом графстве через посредство двенадцати присяжных рыцарей из того же графства, которые должны быть избраны честными людьми того же графства, и в течение сорока дней после того, как будет произведено расследование, должны быть ими совершенно уничтожены, чтобы больше никогда не возобновляться, так, однако, чтобы мы предварительно об этом были уведомлены или наш юстициарий, если мы не будем находиться в Англии.

49. Всех заложников и (все) грамоты, которые были выданы нам англичанами в обеспечение мира или верной службы, мы немедленно возвратим.

50. Мы совсем отстраним от должностей родственников Жерара de Athyes, чтобы впредь они не занимали никакой должности в Англии, Анжелара de Cygony, Петра и Жиона и Андрея de Cancellis, Жиона de Cygony, Жофруа de Martyny и его братьев, Филиппа Марка и братьев его и Жофруа, племянника его, и все потомство их.

51. И немедленно же после восстановления мира удалим из королевства всех иноземных рыцарей, стрелков, сержантов, наемников, которые прибыли с лошадьми и оружием во вред королевству.

52. Если кто был лишен нами, без законнаго приговора своих пэров, (своих) земель, (своих) замков, (своих) вольностей или своего права, мы немедленно же вернем ему их;
и если об этом возникла тяжба, пусть будет решена она по приговору двадцати пяти баронов, о которых сделано упоминание ниже, где идет речь о гарантии мира;
относительно же всего того, чего кто-либо был лишен без законнаго приговора своих пэров королем Генрихом, отцом нашим, или королем Ричардом, братом нашим, и что находится в наших руках или чем другие владеют под нашим обезпечением, мы получим отсрочку до конца обычнаго срока принявших крест;
исключение составляет то, о чем уже начата тяжба или уже произведено разследование по нашему повелению перед принятием нами креста;
когда же мы вернемся из нашего паломничества или, если случится, что воздержимся от нашего паломничества, мы немедленно же окажем относительно этого полную справедливость.

53. Такую же отсрочку мы будем иметь и таким же образом и в оказании справедливости относительно лесов, которые должны перестать быть заповедными королевскими лесами, и тех, которые останутся заповедными королевскими лесами, которые Генрих, отец наш, или Ричард, брат наш, объявили заповедными королевскими лесами, и относительно опеки земель, входящих в состав чужого феода, каковую (опеку) мы до сих пор имели на том основании, что кто-либо (держащий землю от другого сеньера) в то же время держал феод и от нас за рыцарскую службу, и относительно аббатств, которыя основаны были на чужом феоде, а не на нашем, относительно которых сеньер феода заявил свое право; и когда вернемся или если воздержимся от нашего паломничества, относительно этого тотчас же окажем полную справедливость.

54. Никто не должен подвергаться аресту и заключению в тюрьму по жалобе женщины, если она жалуется по случаю смерти кого-либо иного, а не своего мужа.

55. Все пошлины, которыя были уплачены нам несправедливо и против закона страны, и все штрафы, уплаченные несправедливо и против закона страны, пусть будут преданы полному забвению или пусть с ними будет поступлено по приговору двадцати пяти баронов, о которых упоминается ниже, где идет речь о гарантии мира, или по приговору большинства их совместно с вышеназванным Стефаном, кентерберийским архиепископом, если он будет иметь возможность присутствовать, и с другими, которых он пожелает для этого позвать с собою; а если он не будет иметь возможности присутствовать, дело тем не менее и без него пусть идет так (при этом), что если в подобной тяжбе будет выступать какой-либо или какие-либо из вышеназванных двадцати пяти баронов, то они устраняются, поскольку дело идет о решении этой тяжбы, а на их место и только для этого назначаются другие остальными из этих двадцати пяти и дают присягу.

56. Если мы лишили Уэлсцев земель, или вольностей, или чего-либо иного без законного приговора их пэров в Англии или в Уэлсе, пусть оне будут им немедленно возвращены; и если об этом возникла (уже) тяжба, в таком случае пусть разбирается она в (Уэлсской) марке их пэрами, о держаниях английских по английскому праву, о Уэлсских держаниях по Уэлсскому праву, о держаниях в пределах марки по праву марки. Так же пусть поступают Уэлсцы с нами и с нашими.

57. Относительно же того, чего был лишен кто-либо из Уэлсцев без законного приговора своих пэров королем Генрихом, нашим отцом, и королем Ричардом, братом нашим, что мы держим в нашей руке или что другие держат за нашим поручительством, мы будем иметь отсрочку до конца обычного срока принявших крест, за исключением того, относительно чего уже возбуждена тяжба или произведено расследование по нашему повелению перед принятием нами креста; когда же мы вернемся, или если случится, что не отправимся в наше паломничество, мы немедленно же окажем им относительно этого полную справедливость по законам Уэлсцев и сообразно с указанными выше местностями.

58. Мы возвратим сына Левелина немедленно же, а также всех Уэлсских заложников и грамоты, которыя были выданы нам в обеспечение мира.

59. Мы поступим с Александром, королем шотландцев, относительно возвращения его сестер и заложников и относительно вольностей их и их права в согласии с тем способом, каким мы поступим с другими нашими Английскими баронами, если только не должно быть поступлено (с ним) иначе в силу грамот, которыя мы имеем от его отца Вильгельма, некогда короля шотландцев; и это будет сделано по приговору их пэров в курии нашей.

60. Все же те вышеназванные обычаи и вольности, какие только мы соблаговолили признать подлежащими соблюдению в нашем королевстве, насколько это касается нас в отношении к нашим (вассалам), все в нашем королевстве, как миряне, так и клирики, обязаны соблюдать, насколько это касается их в отношении к их вассалам.

61. После же того, как мы, для Бога и для улучшения королевства нашего и для более успешнаго умиротворения раздора, родившагося между нами и баронами нашими, все это вышеназванное пожаловали, желая, чтобы они пользовались этим прочно и нерушимо на вечныя времена, создаем и жалуем им нижеписанную гарантию, именно: чтобы бароны избрали двадцать пять баронов из королевства, кого пожелают, которые должны всеми силами блюсти и охранять и заставлять блюсти мир и вольности, какия мы им пожаловали и этой настоящей xapтией нашей подтвердили, таким именно образом, чтобы, если мы или наш юс-тициарий, или бэйлифы наши, или кто-либо из слуг наших, в чем-либо против кого-либо погрешим или какую-либо из статей мира или гарантии нарушим, и нарушение это будет указано четырем баронам из вышеназванных двадцати пяти баронов, эти четыре барона явятся к нам или к юстициарию нашему, если мы будем находиться за пределами королевства, указывая нам нарушение, и потребуют, чтобы мы без замедления исправили его.
И если мы не исправим нарушения или, если мы будем за пределами королевства, юстициарий наш не исправить (его) в течение времени сорока дней, считая с того времени, когда было указано это нарушение нам или юстициарию нашему, если мы находились за пределами королевства, то вышеназванные четыре барона докладывают это дело остальным из двадцати пяти баронов, и те двадцать пять баронов совместно с общиною всей земли будут принуждать и теснить нас всеми способами, какими только могут, то есть путем захвата замков, земель, владений и всеми другими способами, какими могут, пока не будет исправлено (нарушение) согласно их решению; неприкосновенной остается (при этом) наша личность и личность королевы нашей и детей наших; а когда исправление будет сделано, они опять будут повиноваться нам, как делали прежде.
И кто в стране захочет, принесет клятву, что для исполнения всего вышеназваннаго будет повиноваться приказаниям вышеназванных двадцати пяти баронов и что будет теснить нас по мере сил своих вместе с ними, и мы открыто и свободно даем разрешение каждому давать присягу, кто пожелает дать ее, и никому никогда не воспрепятствуем дать присягу.
Всех же в стране, которые сами добровольно не пожелают давать присягу двадцати пяти баронам относительно принуждения и теснения нас совместно с ними, мы заставим дать присягу нашим приказом, как сказано выше.
И если кто-либо из двадцати пяти баронов умрет или удалится из страны или каким-либо иным образом лишится возможности выполнить вышеназванное, остальные из вышеназванных двадцати пяти баронов должны избрать по собственному решению другого на его место, который подобным же образом принесет присягу, как и прочие.
Во всем же, что поручается исполнять тем двадпати пяти баронам, если случится, что сами двадцать пять будут присутствовать, и между ними о чем-либо возникнет несогласие, или если некоторые из них, получив приглашение явиться, не пожелают или не будут в состоянии явиться, пусть считается решенным и твердым то, что большая часть тех, которые присутствовали, постановила или повелела, так, как будто бы согласились на этом все двадцать пять;
и вышеназванные двадцать пять должны принести присягу, что все вышесказанное будут соблюдать верно и заставлять (других) соблюдать всеми зависящими от них способами.
И мы ничего ни от кого не будем домогаться, как сами, так и через кого-либо другого, благодаря чему какая-либо из этих уступок и вольностей могла бы быть отменена или уменьшена;
и если бы что-либо такое было достигнуто, пусть оно считается недействительным и не имеющим значения, и мы никогда не воспользуемся им ни сами, ни через посредство кого-либо другого.

62. И всякое зложелательство, ненависть и злобу, возникшия между нами и вассалами (homines) нашими, клириками и мирянами, со времени раздора, мы всем отпускаем и прощаем.
Кроме того, все правонарушения, совершонныя по поводу этого раздора от Пасхи года царствования нашего шестнадцатаго до возстановления мира, мы вполне всем отпускаем, клирикам и мирянам, и, сколько нас это касается, вполне прощаем.
И кроме того мы повелели написать для них открытыя удостоверения от имени сеньера Стефана, архиепископа кентерберийскаго, сеньера Генриха, apxиепископа дублинскаго, и вышеназванных епископов и магистра Пандульфа об этой гарантии и вышеназванных пожалованиях.

63. Поэтому мы желаем и крепко наказываем, чтобы английская церковь была свободна, и чтобы люди в королевстве нашем имели и держали все названныя выше вольности, права, уступки и пожалования надлежаще и в мире, свободно и спокойно, в полноте и в целости для себя и для наследников своих от нас и от паследников наших во всем и везде на вечныя времена, как сказано выше.
Была принесена клятва как с нашей стороны, так и со стороны баронов, что все это вышеназванное добросовестно и без злого умысла будет соблюдаться.
Свидетелями были вышеназванные и многие другие.
Дано рукою нашею на лугу, который называется Рэннимид, между Уиндзором и Стэнзом, в пятнадцатый день июня, в год царствования нашего семнадцатый.

Примечания:

1) Ст.ст. 2 – 11, 16, 26, 27, 32, 46.

2) Важно отметить, что если победившая короля высшая знать составила соглашение в первую очередь в своих интересах, то она уже была вынуждена, формулировать свои требования общим образом – иными словами, когда она выговаривала привилегии для себя, то в Хартии речь шла вообще о «свободном человеке». Тем самым уже во второй половине XIII века это дало возможность английским юристам с полным текстуальным основанием трактовать Хартию гораздо шире, чем входило в намерение обеих сторон ее составивших и подписавших. «Исключительные свободы», т.е. привилегии, путем доктринальных толкований и частных судебных решений постепенно обращались в общие права, присущие всем «свободным людям Английского королевства».

3) Ст.ст. 15, 16, 27, 43, 60 и т.д.

4) Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X – XIII вв. / Ш. Пти-Дютайи. – СПб.: Евразия, 2003. С. 318.

5) Там же. С. 322.

6) «Держание» (tenementutn) — обычное в средневековой Европе обозначение условного земельного владения, за которое его владелец — «держатель» должен был выполнять какие-либо повинности или уплачивать денежную ренту в пользу вышестоящего феодала — собственника этой земли. Термин этот в Англии XII—XV вв. применялся и к привилегированным военным держаниям (рыцарский фонд), и к свободным крестьянским держаниям, и к землям, которые находились в пользовании крепостных крестьян-вилланов, хотя за этим общим обозначением скрывались в действительности совершенно различные социальные взаимоотношения.

7) Рельеф — феодальный платеж, который уплачивался сеньору наследником его вассала-держателя земли за военную службу за право вступить во владение своими наследственными землями (феодом, баронией) после смерти своего предшественника.

8) Фьеф, то есть феод.

9) Бург – небольшой город, находящийся на территории феодала и имеющий своего судью (судью бурга), юрисдикция которого – за пределами общего права [Брайант А. Указ. соч. С. 113].

10) Имеется в виду Суд Общих Тяжб (common pleas) – центральный королевский суд, ведавший всеми гражданскими исками.

11) Англия делилась на графства, а графства на сотни; Йоркское же графство – Йоркшир – делилось на трети – trethingi, иначе ridings, - а трети на wapentakes.

12) Английский король, начиная с Вильгельма Завоевателя, имел право вторжения в юрисдикционные права феодальных сеньоров в отношении к их вассалам, имевшим от них свободные держания — фригольды. В случае если сеньор отказывал вассалу в его праве на фригольд, оставляя без внимания его правовые претензии, вассал мог обратиться к королю и получить от него или так называемый приказ о праве (breve de recto, a writ of right) или приказ, называвшийся по начальным своим словам приказом Praecipe quod reddat. Приказом о праве король предписывал сеньору рассмотреть дело истца в своей феодальной курии, иначе оно будет рассмотрено и решено шерифом: в собрании графства. Приказом Praecipe quod reddat шерифу король поручал потребовать от сеньора, чтобы он передал истцу держание, на которое он предъявлял права, а в случае отказа явился к королю или к королевскому судье для объяснения причины отказа.

Печатается по кн.:  История государства и права средневековой Англии XIII – XV  вв.: Хрестоматия / Сост., ред. и вст. ст. А.А. Тесля. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2006. – 185 с.

Книга предоставлена автором для публикации в ХРОНОСе.


Далее читайте:

Программа курса по истории Великобритании

Исторические лица Англии (биографический указатель по истории страны)

Литература по истории Британии  (список литературы)

Англия в XIII веке (хронологическая таблица)

Англия в XIV веке (хронологическая таблица).

Англия в XV веке (хронологическая таблица)

Шотландия в XIII в. (карта)

Династия Плантагенетов (генеалогическая таблица)

Династии Ланкастеров и Йорков  (генеалогическая таблица)

Англия и Франция в XIII - нач. XIV в.  (хронологическая таблица и карта)

Столетняя война (хронологическая таблица и карта)

Англия и Франция во 2-ой пол. XV в.  (хронологическая таблица и карта)

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку