Игорь Рассоха

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Р >


Игорь Рассоха

2010 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Игорь Рассоха

Методика выявления древнейшего родства языков путем сравнения их базовой лексики с ностратической и сино-кавказской реконструкциями

Южно-Украинский центр неолитической революции

1. Юг Украины — один из мировых центров возникновения скотоводства

        Этот тезис уже давно выдвинут украинскими археологами и палеозоологами и опирается на большой объем добытого ими фактического материала. Подвел итоги этой огромной работы один из наиболее авторитетных археологов Украины Д. Я. Телегин [1, с. 200-201]. Он отметил, что на территории Украины, так же, как и на Ближнем Востоке первые следы доместикации сельскохозяйственных животных относятся к эпохе мезолита:   «Уже на площади раннемезолитического Васильевского третьего могильника в Надпорожье обнаружено несколько костей быка, который, по определению И. Г. Пидопличко, имеет признаки приручения. В. И. Бибикова отмечает на позднемезолитической стоянке Гержево в Причерноморье наличие костей быка, которого, возможно, следует отнести к разряду домашних животных. Известны факты, свидетельствующие о приручении в позднемезолитическое время на Украине и другого сельскохозяйственного животного — свиньи. В этой связи интересные факты отмечены в Крыму, где в позднемезолитических комплексах мурзак-кобинского типа обнаружено много молодняка — до 70%. Этот факт, который перекликается с аналогичными данными, полученными для стоянок Древнего Востока, расценивается археологами (Бибиков [2], Крайнов [3], Столяр [4], Телегин [5]) и палеозоологами (Громова, Громов [6], Бибикова [ 7], Дмитриева [8]) как бесспорное доказательство первых попыток приручения этого животного и в Крыму. Неоспоримые факты приручения быка и свиньи еще в докерамических культурах Восточной Европы засвидетельствованы и в непосредственной близости к территории Украины, в частности в ранних слоях Сорокских стоянок в Молдове [9] и в культурном слое стоянки Матвеев Курган на р. Миус в Ростовской области [10]».         Относительно буго-днестровской культуры в соседней Молдове не менее категоричным является В. И. Маркевич: «Одним из важнейших результатов исследования раннего неолита крайнего Юго-Запада СССР стало выделение группы памятников второй половины VI (т. е. по калиброванным датам — первой половины VII — И. Р.) тысячелетия до н. э. в древнейшую бескерамическую фазу, получившую название Сорокский комплекс. Уже здесь имеются признаки приручения свиньи и быка — бесспорные свидетельства формирования производящего хозяйства» [27, с. 164]. Надо обратить внимание на то, что многие исследователи, и в частности Д. Я. Телегин, считают главным признаком перехода к неолиту именно появление керамики. Для Телегина докерамическая эпоха — это эпоха мезолита [1, с. 200].         Отдельно здесь следует сослаться на образцово изданную монографию Д. А. Крайнова [12]. В прилагаемой к ней статье Е. Л. Дмитриевой (которую, кстати, сам Д. Я. Телегин упоминает) об этом говорится так: «Остатки быка найдены в слоях от раннего неолита и до наших дней. Как и для свиней, для них можно выделить две группы костей: большие, вероятно принадлежащие дикому туру (?), и мелкие — остатки домашней коровы. ...Очень мелкая по размерам домашняя корова появляется в Таш-Аир I и Замиль-Коба II с раннего неолита. Что касается большей формы, то можно лишь предполагать, что это дикий тур. Кости последнего легко принять за кости зубра или крупного рогатого скота, и наоборот (отличия друг от друга пока неизвестны). Но зубр в Крыму до сих пор не был известен, а остатки таш-аирского быка по размерам больше даже костей серого украинского скота. В таком случае начало приручения дикого быка должны искать в раннем неолите или в самом позднем мезолите. Не исключено (при условии наличия тура в Крыму), что Bos primigenius был приручен на месте в позднем мезолите или в самом раннем неолите» [8, с. 185-187].

        К этому следует добавить, что определенные Е. Л. Дмитриевой бесспорные остатки домашнего быка происходят из ископаемого слоя, который и сам по себе можно датировать поздним мезолитом. Сам Д. А. Крайнов датирует этот слой как «эпоху начального неолита», т. е. переходную эпоху между мезолитом и неолитом [12, с. 34 - 35]. Следовательно, крупный рогатый скот в этом регионе должен быть приручен еще РАНЬШЕ.

В монографии Л. Г. Мацкевого «Мезолит и неолит Восточного Крыма» находим информацию о том, что на Керченском полуострове действительно найдены кости дикого тура. Там также на целом ряде памятников конца мезолита найдены кости домашнего быка. Причем на памятнике Фронтовое I найдено 39 костей (29% всех определенных костей), принадлежавших пяти животным (25% всех животных). «Кости домашнего быка, обнаруженные в нижних слоях Каменной Могилы в Приазовье, в свое время были датированы В. Н. Даниленко и другими авторами мезолитической эпохой. Если учесть, что Каменная Могила и Фронтовое I расположены в близких физико-географических условиях, а также сходство их кремневого инвентаря, наличие домашнего быка в III слое Фронтового также будет не случайным... Таким образом, материалы Керченского полуострова подкрепляют гипотезу о доместикации быка в конце мезолита»[13, с. 133-134].

Также следует сослаться на материалы раскопок В. Н. Даниленко многослойного поселения рядом со знаменитой Каменной Могилой. Там он под горизонтом раннего неолита с сурско-днепровской керамикой и вкладышами кукрекского типа выделяет еще пять довольно внушительных бескерамических слоев, которые он именует "архаико-неолитическими", тоже с инвентарем кукрекской мезолитической культуры [19, с. 16-17]. В. Н. Даниленко подчеркивает: "В составе материалов поселения неизменно и в большом количестве имеются кости различных домашних животных, а кости диких - на всех уровнях стратиграфической колонки поселения — встречаются редко. Между тем исследователь фаунистических материалов И. Г. Пидопличко отрицал всякую возможность ложных определений, а что касается нас, то мы полностью отвергаем сколько-нибудь значительный перенос остеологического материала из верхних слоев в нижние" [19, c. 29]. В самом нижнем слое есть только кости домашнего быка, которые абсолютно преобладают и дальше, но впоследствии к ним добавляются кости малого рогатого скота (козы) [19, с. 17].

Здесь очень важен вопрос абсолютной датировки кукрекской культуры. Как известно, украинские археологи чуть ли не последними в мире перешли к общепринятой датировке по калиброванным радиоуглеродным датам. Это значит, что для эпохи неолита привычные даты следует всюду заменить на более ранние, примерно на тысячу лет. В первом учебнике под редакцией Л. Л. Зализняка, где это, наконец, признано, о датировке кукрекской мезолитической культуры сказано, что она "возникла в степном Причерноморье на рубеже финального палеолита и мезолита". Причем "исчезновения холодного, ледяного водоема на севере Европы вызвало резкое потепление климата и обусловило установление современных климатических условий на континенте. Изменения были настолько радикальными, что стали рубежом между ледниковой эпохой (плейстоценом) и геологической современностью (голоценом), или между палеолитом и мезолитом по археологической периодизации". Время Билингенской катастрофы (исчезновения того водоема) сейчас установлено геологами с точностью до года — 8213 г. до н. э., то есть конец IX тыс. до н. э. [14, с. 84, 76].

        Собственно, катастрофически быстрое таяние Скандинавского и Североамериканского ледяных щитов привело к мировой климатической катастрофе, которая осталась в исторической памяти человечества как миф о Всемирным потопе. Итак, во всем мире НЕ МОЖЕТ быть мезолитических памятников, более ранних чем конец IX тыс. до н. э.

Таким образом, кукрекская мезолитическая культура существует с IX тысячелетия до н. э. Так что есть все основания считать, что уже 10 тысяч лет назад тогдашнее население Юга Украины начало заниматься приручением крупного рогатого скота и свиней (и, конечно, собак: об этом вроде бы никто не спорит). То есть процесс неолитической революции начался на территории Юга Украины одновременно и независимо от территории Ближнего Востока.

Упомянутая книга Д. Я. Телегина была написана в 1982 году. В его же учебнике для студентов-историков за 2004 год об этом сказано так: «Пути и последовательность одомашнивания животных у разных народов были разными. На Иранском нагорье и Переднего Востока еще в конце Х - начале IX тысячелетия до н. э. были приручены овца и коза; бык и свинья стали домашними здесь значительно позже - в VIII тысячелетии до н. э. В пределах юга Восточной Европы было наоборот: первыми домашними животными стали бык и свинья, их приручение началось еще в конце мезолита» [11, с. 38]. Единственное, с чем здесь нельзя согласиться - это утверждение о Х тысячелетии до н. э. Ведь это была еще эпоха палеолита, мезолит же и на Ближнем Востоке в любом случае мог начаться лишь после Билингенской катастрофы, то есть в конце IX тысячелетия до н. э.

Противоположную точку зрения можно найти в едва ли не последней публикации на эту теме в профессиональном журнале украинских археологов. Этой публикации уже почти 13 лет [15]. Уже само название "Животноводство неолитического населения Украины" свидетельствует об отрицании возможности скотоводства в МЕЗОлите Украины. Статья начинается с историографического очерка, в котором вообще НЕ упоминается точка зрения значительного числа исследователей о начале скотоводства именно в местном мезолите.

        Единственное исключение - это ссылка на В. И. Цалкина [16, с. 265]: "В. И. Цалкин считал, что в Юго-Восточной Европе мелкий рогатый скот появился благодаря пришлому населению, которое уже имело его. Однако он допускает возможность местной доместикации быка и свиньи, обращая внимание на то, что особи этих видов, кости которых были найдены на неолитических поселениях конца V - начала IV тыс. до н. э, значительно отличаются от своих диких предков, т. е. они являются результатом достаточно длительного разведения в домашнем состоянии" [15, с. 3]. Конечно, и в середине 90-х годов эти наши земляки пользовались некалиброванными датами. Следовательно, речь должна идти о границе VI и V тысячелетий до н. э. И если 7 тысяч лет назад население Юга Украины уже имело очень древние традиции разведения коров и свиней, то начало процесса приручения их точно углубляется в мезолит. Но мы обо всем этом должны лишь догадываться.

А дальше следует такой текст о поселении вблизи Каменной Могилы, раскопанном ведущими украинскими археологами В. Н. Даниленко и Д. Я. Телегиным: "Обращаясь к остеологическим материалам с этого памятника, отметим, что в мезолитических (по Д. Я . Телегину) слоях найдены остатки 291 особей домашних млекопитающих и 19 диких. Слишком большое для неолитических памятников (!! - И. Р. - Речь ведь идет о МЕЗОлите!) Восточной Европы количество особей домашних животных вызывает недоверие у части исследователей, которые не используют в своих трудах эти материалы. По мнению авторов статьи, стратиграфия поселения I вблизи Каменной Могилы вызывает много вопросов, ответы на которые из существующих публикаций и отчетов о раскопках получить невозможно. Трудно поверить в то, что с площади 130 кв. метров можно получить такое значительное количество костей домашних животных. Нами исследовано близкое территориально и по набору культурных слоев поселения Семеновка ...Число особей животных было значительно меньшим. ...В этой статье мы не используем материалы как Каменной Могилы, так и сурской неолитической культуры вообще" [15, с. 5 - 6].   Надо ли понимать это таким образом, что В. Н. Даниленко и Д. Я. Телегин проводили раскопки на непрофессиональном уровне или сознательно фальсифицировали их результаты? Их в этом подозревают? А если они делали все правильно и профессионально, то в чем проблема и в чем вопрос?

Если "исследователь фаунистических материалов И. Г. Пидопличко отрицал всякую возможность ложных определений" домашнего скота в мезолитических слоях, то где у уважаемых А. П. Журавлева и Н. С. Котовой показания не менее авторитетных палеозоологов, опровергающие эти его определения?

Не очень логичным выглядит и утверждение: "Раз в нашем поселении костей домашних животных было гораздо меньше, чем в Каменной Могиле, значит и насчет Каменной Могилы сомневаемся". Ведь Каменная Могила - это сакральный центр эпохи мезолита, где можно исходя из многих исторических и этнографических аналогий предполагать жертвоприношения, в частности, скотом. Уважаемые А. П. Журавлев и Н. С. Котова раскопали еще один памятник масштаба Каменной Могилы?

Но вообще здесь главным для нас является СОВСЕМ не количество костей ДОМАШНИХ животных в мезолитических слоях, а сама их НАЛИЧИЕ. Правильно ли я понял, что авторы статьи подозревают В. Н. Даниленко и Д. Я. Телегина в том, что они не могут различить мезолитические (или "архаико-неолитические", по терминологии В. М. Даниленко) слои от собственно неолитических?

Кстати, авторы вовсе не вспоминают и про монографию Л. Г. Мацкевого [13], которая непосредственно касается заявленной проблематики статьи. Вообще из текста публикации невозможно понять, занималось население Украины самостоятельным приручением домашних животных, или нет.

От раскопок В. М. Даниленко, Л. Г. Мацкевого, Д. А. Крайнова, Д. Я. Телегина, А. Д. Столяра и др. должны были остаться не только отчеты, но и коллекции. А в тех коллекциях должны сохраниться и соответствующие кости. В конце концов, даже если они совсем не сохранились, можно организовать дополнительные раскопки на том же месте с целью получения именно костного материала из соответствующих слоев. Старые кости - лучший материал для современного радиоуглеродного датирования. Что мешало или мешает руководству отдела каменного века Института археологии НАНУ провести датировку этих спорных костей с привлечением лучших мировых лабораторий? Ибо вопрос же того стоит! - Вот бы и были окончательные ответы на чьи-то "много вопросов"! Вот бы и начали исследователи использовать эти материалы...

В. А. Шнирельман в книге «Возникновение скотоводства» писал так: «Некоторые современные исследователи отстаивают мнение, согласно которому скотоводство якобы возникло у охотников и рыболовов Восточной Европы очень рано и долгое время существовало в отрыве от земледелия. Основанием для такой точки зрения служат якобы данные об азовской, крымской и сурско-днепровской культурах. При более детальном рассмотрении этих материалов выявляется, что они не могут служить основой для таких однозначных выводов... Недавно вопрос о самостоятельной доместикации некоторых животных в Крыму был вновь поднят Л. Г. Мацкевым, который нашел кости диких животных на ранних стоянках Керченского полуострова, однако приведенные этим автором фактические материалы не позволяют с ним согласиться. ...Общая же картина, обнаруженная по широкому кругу археологических и палеозоологический источников, показывает, что появление домашних животных в южных районах Восточной Европы скорее всего было связано с культурными влияниями, которые шли с запада» [17, с. 88-90]. То есть опять же с Ближнего Востока через Балканы.

Эта книга В. А. Шнирельмана вышла в 1980 году. Но уже в 1989 году в книге «Возникновение производящего хозяйства» он высказался гораздо более сдержанно, фактически полностью уклонившись от содержательной дискуссии: "На юге Украины культуры с зачатками производящего хозяйства известны также в низовьях Днепра (сурско-днепровская), в Приазовье ( Каменная Могила), в Крыму (степной и горный неолит), однако они еще плохо исследованы" [18, с. 177]. Интересно, что в другом месте своей фундаментальной монографии В. А. Шнирельман пишет: «Таким образом, можно уверенно судить о том, что в центральных районах Новой Гвинеи земледелие и свиноводство возникли в течение VII-VI тыс. до н. э. ...еще до появления австронезийцев в Океании» [18, с. 144-145]. Итак, согласно В. А. Шнирельману, Украина археологически плохо исследована, в то время как Папуа-Новая Гвинея исследована замечательно, и о наличии там самостоятельного центра возникновения производящего хозяйства «можно уверенно судить»...

Если есть все основания для безусловного признания начала приручения крупного рогатого скота и свиней (и, конечно, собак) на Юге Украины в эпоху мезолита, то остальные виды основных домашних животных появились на территории Украины, пожалуй, позднее, в эпоху неолита. Остается открытым вопрос о самостоятельном приручении в мезолите на территории Юга Украины домашней овцы. Уверенно о находках мелкого рогатого скота в очень ранних слоях Каменной Могилы пишет В. Н. Даниленко. И если остатки предка домашней козы безоарового козла в Крыму вроде бы неизвестны, то о находках ископаемых остатков европейского муфлона в Крыму зоологи говорят довольно уверенно [20, с. 168, 169].

 Однако даже и с предками домашней козы все не так очевидно. И. Г. Пидопличко когда-то писал: «Долгое время бытовало мнение, что домашняя коза является типичным животным из числа завезенных к нам из других стран. Однако находки ископаемых остатков первобытных диких козлов, близких к безоаровому, в Крыму и во Львовской области свидетельствуют, что предки домашних коз жили не только в Закавказье, но и в других горных и предгорных районах Юга СССР. Следовательно, есть все основания утверждать, что древние жители Юга СССР имели возможность одомашнивать козу на месте» [21, с. 26-27]. Из предыдущего изложения можно понять, что не всегда более поздние точки зрения является более правильными...

А в отношении приручения лошади именно на территории Юга Украины уверенно говорится даже в статье А. П. Журавлева и Н. С. Котовой: «На сегодня в Украине получены достаточно многочисленные данные о разведении домашнего коня неолитическим населением Украины, преимущественно в степных районах» [15 , с. 17]. Исчерпывающе эта тема раскрыта в блестящей монографии В. Кульбаки и В. Качура [22, с. 44, 37].

        В то же время «Лошадь - чуждый вид для фауны Ближнего Востока. Отсутствие коня характерно для поселений Ближнего Востока неолитического и энеолитического времени - Джармо, Иерихона, Чатал-Уйюка, Ум Дабагии и др. Отсутствие коня также отмечено в неолитических и энеолитических поселениях Южной Туркмении. Интересно, что и в памятниках мезолита и палеолита на территории Ближнего Востока остатков коня не найдено. Отсутствие коня на ранних памятниках Ближнего Востока позволяет исключить эту территорию из зоны поисков древнего центра доместикации этого вида» [23, с. 300].

Итак, среди основных до нашего времени домашних животных Украины собака, корова, свинья и лошадь точно были приручены на месте (при том первые три - еще в эпоху мезолита). Относительно же овцы и козы этого также нельзя исключать.

Следует обратить внимание на то, что когда говорят о Ближнем Востоке, подразумевают огромный регион от Ирана до Малой Азии и Палестины включительно. Причем практически все современные исследователи подчеркивают, что на просторах этого региона не было какого-то единого центра, а переход к производящему хозяйства происходил во многих местах, независимо и параллельно [24, с. 257].

По нашему мнению, есть все основания расширить единый взаимосвязанный регион формирования производящего хозяйства от Ирана до Балканского полуострова и юга Украины включительно, а возможно, и в целом юга Восточной Европы. Здесь более верным представляется мнение современных российских исследователей: «Устоявшаяся точка зрения о производном и вторичном характере восточноевропейского неолита по отношению к Южной Европе и Средней Азии существенно корректируется, поскольку выделяют самостоятельные центры керамического производства и производящего хозяйства в Северной Евразии» [25, с. 12].

Нужно отказаться от безосновательного убеждения, что культурные и демографические влияния во время неолита шли исключительно с Ближнего Востока в Европу. Не менее важными и существенными были и обратные культурные влияния и миграции, в частности с территории Украины на Ближний Восток. Мы уже писали об этом в своей предыдущей работе [26, с. 147-182, 336-350] и еще вернемся к этой теме в конце данной статьи.

Вернуться к оглавлению

И.Н. Рассоха. Методика выявления древнейшего родства языков путем сравнения их базовой лексики с ностратической и сино-кавказской реконструкциями. Харьков, ХНАМГ, 2010.

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку