Олег Платонов

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ П >


Олег Платонов

-

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Олег Платонов

ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

(Правда о Григории Распутине)

ИЗБРАННЫЕ МЫСЛИ. ПИСЬМА И ТЕЛЕГРАММЫ ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ

(собственноручно переписанные на память Августейшими Адресатами)

Как народы распознаются по одеждам их, особенно по голосу и языку, так и святые познаются по тому, как благочестно и благообразно они себя держат, и по другим внешним признакам, но особенно решительный и верный признак их есть слово, исходящее из уст их. Ибо чего нет в сердце, того не могут изнести уста...

Симеон Новый Богослов

Записная книжка Императрицы Александры Феодоровны с высказываниями Григория Распутина (1907 — 1916 гг.)

Дарственная надпись: “Г. Распутин 1911 г. 3.2.” Здесь мой покой славы источник во свете свет подарок моей сердечной маме Григорий, февраля 3, 1911.

 

Трудная моя минута, “дни мои скорби!

Более скорби нет, когда своя своих не познаша.

Терпеть очень больно! Именно бес очень опытен, прожил веки и всегда отнимает у человека то, что любит.

Многие не выносят, убивают себя, эти люди не подружились с Богом. Дружба с Богом — тяжелые гонения и потеря, что любишь.

Но скорби — с Богом дружба! Рай — за правду и гоненья — в них есть красота рая.

Не могу, а увижу Святых Отцов и мучеников. Сколько пришлось им потерпеть, — почитаешь их жития! Боже! Дай силы!

Ведь и меня враг всячески искушает.

Пошлют злых людей, а злой язык — хуже беса, — не боится ни храма Божия и ни Святого причащения и все святое нипочем.

Господи! Как умножились враги мои! Мои — мнози возстают на меня!

Многие говорят душе моей: нет ему спасенья в Боге.

В душе скажу, не убоюсь тем народа, которые со всех сторон ополчились на меня. Крепко люблю слово Твое, Господи! Не отчаявайся! Покаяние — радость Богу и Ангелам! Наследник у Бога будешь!

И я надеюсь на милосердие (Божие) Бога, — и оно велико! И все близкие убоялись зла и оставили на посмешище меня! Я скажу в душе моей, Господи, Заступник мой, никого не убоюсь. Послушание и покорность — на милость Твою! Всегда готов с рассуждением.

Возстань, Господи! Спаси меня, Боже мой! Ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих: сокрушаешь зубы нечестивых.

Все пишут гадкую сторону по наученью беса и от зависти на день суда Божия! Я им не противился, а старался сделать добро: помогать устраивать церковные дела.

В чем обвиняют — невиновен, увидимся на суде Божием! Там оратор не оправдается и все колена земная.

Ловко и клеветать, — человек не оправдывается, а готовит на день суда Божия и этим желает узрить Бога.

Друзи мои, помолимся вместе, и успокоит нас Господь! И храм — наш ковчег, Святыя Тайны — радость неизмеренная.

Итак подражайте Бога, как чада возлюбленныя. Посмотрим на лицо писателей, сколько неправды есть! И не убоимся зла, как нас учит Святая церковь.

И будем проводить истинную беседу, и пущай нас учит Бог и утешает в беседе. Не раз видели славу Его, Ею мы питались.

Правда всегда и на мучениках и на праведниках, то есть перенесут на своей спине и получат венец.

Оратор у людей прав, а у Бога не видно потому что он получает похвалу здесь, от мира сего.

Скажу тихо о соперниках Господу, величественно спасающий Царя и творящий милость Помазаннику Своему Давиду и потомству Его во веки.

Невежды! Кто виновен тому? Правитель Престола и своё воспитанье.

Мои скорби о душах. Успел враг, поселил страх свой, чтобы боялись разных наветов вражиих.

Давно мне заявлял бес, что я тя выгоню и должен выйти из Питера.

Я говорил своим последователям: он пользы не получил.

Я дома ему покоя не дам скорбями и воспоминаньями о своих дорогах. Воспоминанья более ценные и рай приобретающие.

 

Псалом 25.

Разсуди меня. Господи, ибо я ходил в непорочности моей, уповая на

Господа, не колеблюсь.

В гоненьях путь Твой! Ты нам показал крест Твой за радость. Изгнанья Твои тяжелыя! И минутная жизнь — пресветлый рай, — нет конца!

Ах, несчастный бес восстановил всю Россию, как на разбойника! Бес и все готовят блаженство вечное! Вот всегда бес остается ни с чем. Боже! Храни своих!

 

Послание Иакова гл. 2 ст. 8.

Если вы исполняете закон Царский по Писанию: “возлюби ближнего твоего, как самого себя” — хорошо делаете, но если поступаете с лицеприятием, то грех делаете и перед законом оказываетесь преступниками.

Много потоптали и убили в нас святого своим непонятием. Мы не злословили — уповали на волю Бога.

Хотя и скажем не на укор Богу, а на оправдание святыни потоптали своим умом и убили праведника, — он не оправдывался.

Друзи, Боже, братья мои, будем помнить Фаворский день! Пускай запечатлеется в сердцах наших, что нам здесь во век так! Кто может оценить, что мы вместе? Кто может так радоваться, только с нами невидимая сила!

Никто ее не купил, а по заслугам, и утешила нас. А какие заслуги, Богу весть! Язык сказать не может.

Воспоминанья! На том месте побудьте и оцените в душе своей! Для вас это очень важно.

Боже! Дай сил, чтобы не потоптать много жемчуга и не доспеться участниками, которые кричали “Осанна в вышних” и постилали одежды. И кивали всячески. А потом наши иереи и книжники не признают. И епископы, — и нам негоже! Друзи мои, где вы? А друзи мои кричат:

наши епископы не признают Тебя! Плети готовят! О, Боже наш! Тяжелы воспоминания об отпоре утешения! В крайнюю минуту многие убоялись!!! Что им за это? Сердце духовное поймет, как было терпеть Господу? А которые из зависти, тем легче, они не хлебнули духовной сладости и не знают ее, потому им земной шар дороже небесного. А кто вкусил, да отперся: не знаю человека. Пойми духовно: горе ему! Познал да не вкусил, то есть не порадовался: ему тоже легче. А познал и вкусил: “осанна” сказал и порадовался, потом не знаю человека. Подумайте и поймите, как ни слезно и ни больно разстаться с благодатью, которая вселила любовь в нас. И сердца наши слились в духовную любовь, и мы стали как один, и очи наши понимающий друг друга, и не умолкнуть хвалить Бога. И хотят все убить семя духовное. И убили друзи наши и развели глазами. А воспоминанья — это в нас будут вместо утешенья. И Царство небес в нас есть. Этого злые люди не отнимут.

Эти мысли записаны Григорием Ефимовичем
в июне 1910 года, в Покровском.

 

В гоненьях Твой путь. Ты нам показал крест Твой за радость. Господи, крест Твой тяжел, и минутная жизнь — пресветлый рай — нет конца! Моя жизнь в дальнейший путь во Христе — рай! О, как весел, да крест тяжел. Радостный день в гоненьи, да не всяк вместит. Тяжелы скорби без привычки. Пойми грехи свои, и крест будет всласть. Без креста Бог далек! И сам не ищи креста, а Бог даст, понесешь, сколько сможешь. Бог знает, что тебе нужно, только будь осторожен.

Осторожность надо у Бога просить, а без Бога осторожность будет хитрость. Боже! Храни во мне мир, в мире премудрость. И все слушатели узрят свет истинный и забудут земную привязь. И будет для них храм-ковчег, а Святые Тайны — обновление души и радость неописуемая.

Золото известно, а бриллианты, хотя и ценны, но не всем понятны. Так и духовная жизнь не всем вместима и радость — насколько порадуешься, настолько и восплачешь. Насколько примут, настолько и погонят.

Правду написал Царь Давид: “блажен муж, который не ходит на совет нечестивых”, потому что занятие празднословием, и бес не любит единомышленников. Бес очень опытен, прожил много и научил ко злу, и зависть — это его вкус. Да не зли беса, то он поедет на тебе, потому что люди тут не готовы, заняты гуляньями. Очень беседуй осторожно, а то это будет твоя беседа у тебя на спине Утешителя: за то, что разсыпал жемчуг перед свиньями. Ах, везде бес, как он опытен! Только победа — смиренье и крестное знаменье. А смирение дают скорби и разные гоненья. Кто не спасался, тот и не родился, а если родился, так живи в назиданье себе и людям. А себя не надо очень понуждать, а просить у Бога силы итти на войну каждый день. В борьбе не отчаявайся, не в силе, а в немощи совершается благодать.

Покровское. Июль 1910 г.

 

В Евангелии от Иоанна (гл. 16): “Сие сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились: изгонят вас из синагог, даже наступает время, когда всякий убивающий вас будет думать, что он тем служит Богу”. Кого же нам ждать? Ко всему надо быть готовым. Царство Божие за гоненье.

Попущение ко исполнению славы Божией. Неосторожность от беса — наука духовной жизни: когда сорвешься, на другой раз — побережешься.

Не взирай на угрозы беса, на злые языки: молись и делай добрые дела — это врагу укор и злым языкам — победа. Злой язык не любит добра: он трепещет. Злой язык хуже беса: бес крестного знаменья боится и смирения трепещет, а злой язык тихо да клевещет. Злой с Богом не подружился.

Душа моя, радуйся гонениям и не спи ночи во зле, не дремли и днем в суете, рай построен для изгнанников правды. Не оправдывайся: хочешь с Богом дружить, хвали в душе скорби. Боже! дай сил, буду соработник Твой.

 

1-е Послание Иоанна, гл. 3 ст. 1.

Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его.

Скорби — лютый мороз. После скорбей — светлый май, — забылся о морозе. Правда в душе — май позывает. Аромат, теплота Божия за то, что знобили враги.

Да близок Бог! А тяжело в скорбях! Более всех испытаний — топтание святыни.

 

2-е Послание Апостола Павла к Тимофею гл. 2 ст.15.

“Старайся представить себя Богу достойным делателем неукоризненным, вернопреподающим Слово Истины”.

Скорби чем забыть? В трудах, более в Природе и в Святых Тайнах, более одному, а по духу с братом или на рыбной ловле или на физической молитве в поте лица. Все это исполнишь, и не поможет, и от скорбей умрешь, то получишь мученика, потому что все разно получают венцы.

Враги наши готовят венцы. Горе, что себя не видят и милосердие Божие забывают. Свои грехи забыты, а чужие — на глазах.

Скорби — рыцарь: опыт итти на войну каждый день, чем более проживёшь, тем более встретишь бесовского войска: старайся победить. Главное — опыт с миром в душе.

Потом очень осторожно! Бог даёт скорби: вынесешь — победа — небеса!

Попадёшь потом на искушение, — не давай значения, что он тебя искусит за добрые дела, — делай более.

И будит бес, — покажет, что нет тебя грешнее: врёт бес, — милосердие Божие более всего: делай добро, потом бес убоится.

Потом леностью и большой знатностью и более лицемерием на посте и блуде, на скупости и на прелести, и на молчании, и на подвигах более на гордости. Гордость так тонка, она себя корёжит: и генералом и архиереем. Тут монахов бес ловит: вы светила, выдержанность вам нужна, а не нищета духа — это пусть у простячков, а вы будьте выдержаннее, а то аристократия не полюбит. Вот бес как выгодно ловит всех. Скорби весь этикет вышибут: бес остался ни с чем. Спасайся не для корысти всеми силами — скорби спасут.

Скорби — чертог Божий. И все знатные Божий без скорбей не живут. Они ведут к истиной любви. Поверим — загробную жизнь узнаем: ад — рай!

Тяжелые переживаю напраслины. Ужас, что пишут. Боже! Дай терпения и загради уста врагам! Или дай помощи небесной, то есть приготовь вечную радость Твоего блаженства.

Трудный час на земле — сладкая минута на небе. Утешь, Боже Своих! Дай Твоего примера. Укажи, Боже что такое небесное и земное. Мы увидим и возрадуемся всем злым языкам, то они привели к познанию высшего познания духовной жизни, и увидим красоту Бога Живаго! Увидимся, увидимся в вечном блаженстве рая и здесь насладимся премудростью! Благословение Божие и Слава Его на нас.

* * *

Почему видим Православное кладбище и делается на душе скука? Потому что жизнь земная, суета, — не боролись с хотением, служили телу и заняты праздными удобствами и в злобе и в клевете.

А почему у рак Праведных чувствуешь приятно? Потому что жизнь его — страдание, как Христос страдал и после Его страданья была Пасха.

Так и человек праведный переносит клеветы и разные гоненья с крепостью и упованием на Господа, а мы чувствуем и радуемся его крепости праведника, и радость в нас неописуемая.

И так весело смотреть, как помирает духовный брат или сестра. Потому что жизнь нам его примером и смерть на утешение.

Почему? Потому, где мы с покойным говорили о загробной жизни и вот впопад: мой брат где нет печали покоится.

Великое дело говорить о смертном часе.

И вдруг видим брата своего новопреставленным. Где мы сидели, посмотрим то место, где была беседа о Храме и о Святых Тайнах и много о Божиих делах, и запечатлеется в сердце невысказанная радость и невольно помянешь брата: беспрестанная молитва, везде ходили и говорили всегда о святом и природе.

Какая отрада иметь братьев и говорить о духовных делах и жить единодушно. И видишь: брат уходит на вечную жизнь, и там будет молиться, а мы здесь о нём.

Какая радость! Видим проскомидия совершается и сливаются молитвы, как бы узнать великую тайну.

Помолись об усопшем и он во сне, то есть Ангел, который все дела записывает, расскажет, что такое проскомидия и поминание брата или сродника и родителей.

Много случаев было, что рассказывали о своём месте: об аде и о рае. Когда помолишься и увидишь своего знакомого — приходит и заставляет молиться об его грехах.

Иногда не скажет, а велит молиться, — Бог разберёт грехи.

Добрыя дела Ангел-Хранитель записывает, эти же Ангелы известят в образе брата.

Будем беседовать о Страшном суде, — подавать проскомидию и молиться за усопших.

О! Горе, за клятвопреступление и за призвание имени Господня без нужды, напрасно, за лжесвидетельство, за неисполнение обетов, говорит о мытарствах Феодора, и достигла осуждения и клевет и разных падений, — вот и молитвами и миновали ужаса.

Добрыя дела вменились зашитой всех мытарств.

Великое дело быть при последнем часе больного. Увидишь смерть болящего и невольно помянешь мирскую суету, и получишь две награды: посетишь больного и в это время земное кажется обман, — просто сеть беса.

И явится страх, — и видишь друзи остаются, скажем себе: где и куда всё земное.

И помянем даже молодость и юность, потому что смерть не спрашивает ни старости, ни молодости. И ни мужества, и ни быстроты ног, и ни знатности, и никаких иереев, и епископов, и всех колен земных, и отпора нет, и златницы нипочём, и откуп не имеет цены.

Горе слёзное, что нет заслуги и роскошь сделалась безценною и кимвалы без зашиты.

 

Единение духовное

Духовное единение, — почему глас Господень? А потому что у духовных един дух.

И переносит скорби на утешение, а почему? А потому что у них, когда они беседуют, то земного как нет, то есть и ничто не существует.

У них всегда в сердцах их Библия и Новый Завет.

И находится мир и премудрость: и враги им без цены, потому в них живет дух святыни.

И у них материнский сердца: мать никогда не покажет детям озлобленного сердца и проявит ласку детскую.

И у духовных нет скрытого, потому у них и заключается единение.

Ложь не допустит Бог, Бог любит единодушие. И у них в очах их земная природа вся за рай, и все свято, потому что они наполнены благодатью.

Без благодати — природа за роскошь, тоже утешение, но земное, — утешение разных садовников, и все хотят развести прекрасные лилии.

Кому рай, — а другие при лилиях назовут музыку и забывают земные скорби.

И вот тут-то Господь сказал: обратится ваш смех в плач и ваша роскошь в печаль.

А у духовных, то есть кто ходит в храм и проводит остальное время в пении и беседует с Евангелием: у них ум — красота Божия и наполнены славы Бога Живаго, тем более Евангелие не берутся по своему рассуждать.

И духовные любят трудиться, помнят слова Апостола Павла: “кто не трудится, да не ешь”. У них труд, — да людям непонятен, потому они с Богом, — у них успех удачный.

И труд — не суета и не работа вражья, — ими Бог руководит, а потому что благословясь. И у них в начале трудов про себя читают “Царю Небесный”, а по окончании трудов “Достойно есть”. И наполнены братолюбия, посреди них Бог — Помощник.

А почему у них всего более? Потому что подают милостыню, и дающая рука, да не оскудеет во век.

А почему они веселые? А потому их утешает Ангел и умудряет Бог, в них всегда книга жизни премудрости.

А почему в них премудрость? А потому что не говорят праздно, и вот у них ум в Боге — Бог — в них.

А почему не говорят праздно? А потому что боятся Бога. За всякое праздное слово Богу ответ отдашь. Кто говорит праздно, у тех разсеянность и разбросан ум.

И в храме стоять не могут, и Божие служение коротают.

А у Божиих людей храм за страх, и служба на утешение. Что такое утешение? Беседа со Святым и с мучеником, как страдали за Христа.

А почему так легко им беседовать и видеть страдания Святых? А потому что они все время заняты.

О Святом, — без храма, то есть всю седмицу в размышлении о Боге и о Его Святых, вот поэтому и храм за ковчег и служба за радость и пение церковное кажется за Ангельский звук.

А почему Ангельский звук представляют? А потому что люди духовные себя не ценят, чем святее, тем себя становят грешнее.

Чем более молятся, — кажутся себе грешнее, потому что все видать, от всех малостей является страх в душе, и все мало молитвы, — и невольно спасение получают.

Себя не унижают и хвалить забыли, — потому в молитве, в привычке.

Они не судят, почему? А потому что заняты молитвой, — им некогда.

А почему им везде хорошо? А потому что они в размышлении с Богом.

Им некогда разбираться и они хотели бы, но на всяком месте Владычество Его. Поэтому и покой живёт в них, а не покой, суета сует, неблажен человек.

Хотя и молится, и Бога любит, и аскет, а не покойный... в нём есть черта непокорности и осуждения — глава греха, — прелесть своего рода.

Или дух власти, беснованье, — и не даёт покоя — монаху: пойти там в монастырь, настоятель хорош; а епископу: пойти в богатую епархию или в пустынь.

А Божий человек — ему и во хлеве рай.

И дело послушанья, — земное послушанье — небесный чертог, за него глава рая.

1910 г. Сентябрь 22. Покровское.

 

Дивные дела милостыни

Грешника учат небеса, то есть Престол Божий ясно представляет милостыню.

Милостыня, правда избавляет от напасти: не стану показывать на личности.

А кто подаёт, тот сам много испытал на себе, что дающая рука не оскудеет, и много получал.

Дивные явления чудес за милостыню. Видишь бедный едет на твоей лошадке, с отрадой и с сияющим светом. Что же есть дороже? Отрады и покоя — помочь ближнему.

Но бес своим искушением не оставляет и делает всякие наваждения, говорит: сам по миру пойдешь, не подавай, а то представит пьяницей или ленивым, нерадивым, а всего более говорит: оскудеешь сам.

И слова Евангелия из сердца вон, где говорится: подай тому, с кого нечего взять — это приятно Богу, всем известно, — и сам чувствуешь обновление. Вот какой бес и Евангелие закрывает.

Очень приходится бороться, потому что за добро платят злом, и зло царствует.

Добро всегда добром и останется, а человек только покажет себя, что он недостоин добра.

Но он хочет быть молитвенником за милостыню и вспоминает благое дело благим, но ему враг рода человеческого не дает покоя и все благое представляет нетрудовым, а каким то даровым, чтобы не молиться за милостыню и покажет благое за самое гадкое.

Великое дело милостыня, и с ней очень много борьбы, и тут зависть коварного говорит: то направо, то налево подавай.

Тебя похвалят и помогут и защитят в напастях. Несмотря на коварные мысли, но подавай без разбора. Бог Сам научит кому давать и пошлет человека Божия, который помолится, и Бог услышит молитву его.

Когда чувствуешь подать. — подай, не скрой златницы, а не хочешь да подай.

И поневоль себя и научи себя не с больших капиталов давать, а хотя и со скудной милостыни. Слушай Евангелие, но посмотри, давно ли живёшь по Евангелию.

А то бывает, что видел похвалу за милостыню: крест или металл или чин потом роздал имение своё и креста не получил и чина не дали. То он приносит хулу на Бога, а потом за потерю именья покушается на жизнь.

Такая милостыня Богу не нужная, хотя и невольно думаешь. Проси Бога, чтобы научил понять о Царствии Божием, и о страдании Иова за потерю имения, и Иов помолится о тебе, его надо просить.

Тысячи примеров, кто просит угодников, — они учат подавать милостыню. Они сами угодники, боролись с собой и просили: кто Иоанна Милостивого и других, поэтому Бог слышит их молитвы, и станешь подавать с отрадой и терпением (трепетом).

Кто подаёт, тот все нужды поймёт человека, потому что входит в дела бедности. А кто бедности не понимает, тот и далёк от чужого горя...

Его никакие слова не убедят, и Евангелие чуждое от него, поэтому далёк от чужой напасти, почему это так? А потому что его родители насмехались над бедным.

А есть ли таковым людям Царствие Божие? Есть за потерю имения.

В Киевской Печерской Лавре Арефа, он имел тайное богатство, и так отличался скупостью, что никогда не подавал бедным. Однажды ночью воры разграбили его именье: и вот он начал клеветать на братьев за свою потерю, он ужасно заболел и при кончине сказал: “Господи, не хотяй смерти грешника: Господи, спаси и помилуй”. Господь услышал и спас его даже от болезни греховной, и бесы исчезли, и доспелся здрав и стал примером для всей братии.

Коротко сказать: по человеческому размышлению невозможно, а у Бога все возможно.

Ах, милости и щедрот у Бога много, — несть конца. И всё это мы переживаем на себе — чудеса — не даём отчёта в них. Милостыня даже и в маловажном деле, — если подашь, и тут Бог явно поможет и дело выйдет: поедешь или пойдёшь и вот Бог увидит твою руку помогающую, и путь твой будет благий.

Да, крайняя досада и беспокойство: когда идёшь с близким человеком и говоришь о своих удобствах, а встречается бедняк и беспокоит тебя своей протянутой рукой, а мы скоро скажем: не безпокой нас, что шляешься? Не станем с ним говорить о его запутанных делах.

И вот за это Бог делает потерю и разные банкротства, и в день беды Господь не покроет и не помилует и не защитит от напасти.

Царствие Божие не даром даётся, и кресты разного рода, а милостыня выше всех добрых дел.

Написано в Покровском в сентябре 1910 г.

 

Моя жизнь в страхе со Христом

На Тебя, Господи, уповаю, да не постыжусь в век. Буду хвалить Тебя, враги мои не дают покоя. День и ночь ищут изловить меня, куда я иду, и там слова мои перетолкуют на свой лад и не дают покоя, озверели сердца человеков и благодать далека от нас. Скажу в душе моей. Боже, будь мне Творец и Покровитель, а враги следят и ставят облаву и пускают стрелы в душу и проникают сквозь своим хитрым взглядом и хотят отнять истину, но это не ими дано, не они и возьмут, а только навредят моим юношам. Но всем больны гоненья. Пока злые языки клевещут, даже много умерло от скорби: но это венец мученика.

И Христос страдал и при кресте тяжела была минута. И крест Его остался на любящих Его и повседнесь пребывает, кто терпит за Христа. И враги посейчас есть и ловят и распинают истинных Христиан. Господи, тысячами ополчились на меня (Псалом 93.3): “доколе, нечестивые торжествовать будут, покажи птенцов Божиих. Скоро запугаешь, а духовно не отнять. Помните, юноши, как нас учит храм: слуха зла не убоимся, избавь меня. Господи, от человека злого, сохрани меня от притеснителя! О, как ополчились враги мои и ставят везде шпионов. Шпионы радуются победе своего мужества, возьмём простячка и посыплем на голову пепла вместо елея.

 

Псалом 88 ст. 51.

Господи, поруганье рабов Твоих, которое я ношу в недре моём от всех сильных народов. Как поносят враги Твои, Господи, как бесславят слезы Помазанника Твоего. О, горе! Скажите нам, мы убили праведника: он не злословил нас, пойдём — покаемся, — солнце померкло, и света уж нет! Поздно!

А праведник от гонения цветёт, и Бог его учит и славит красотой премудрости. Не скучай, душа, что поносят, крепись! Враги безценные и близкие не познают тебя и будут слезно плакать о тебе и жалеть тебя, потеряют из глаз, что ты не с ними, не делился, потому что заняты мирским, — а делись, чтобы их злоба не разбирала. Хранить надо благодать и за ними тоже не нужно потягаться. Им ничего не сказать и слез их не отереть и крест свой не обнаружить, то есть хранить его. Бог видит страдания твои, эти страдания от своих всех более касаются сердца, и многие умирают, — это венец мученика. Теперь копьями не мучат, а словами — больнее стрелы. И все стрелы слов больнее меча. Боже! Храни Своих!

4-го декабря СПб. 1910 г.

 

Духовная сила и Светлый ум

Светлый ум — потому уметь Бога любить. Любовь Его целомудренная и ровная, — как весы! О! Часто изменяются весы — назвать прелесть. Прелесть така тонка, что о ней и слов не найдешь, — более чем паденье, искушение сейчас на виду всем, и сам увидишь и раскаешься. Но прелесть не увидишь, как в сору ~ мак, так и прелесть. Прелесть — покушал две ложки, а третья прелесть, то есть чувствует человек сыт, и довольно, а мы — ещё, — вот и прелесть в малой форме. Прелесть: помыслил — гульнул. Прелесть — не поговорил с братом, — прелесть в большой форме.

Прелесть, когда охота молиться, а не помолишься, и когда не охота не приневолишь себя — прелесть. Когда не получил просимого, — это прелесть своего рода. Прелесть людей считать грешными. В лице читать грехи — большой формы прелесть. Душа скрыта от грешных, а читают подвижники, и то за это впадают в грех, потому что не всегда в любви. А знание умолкнет и пророчество укротится, но истинная любовь никогда. Как от любви, (то и тока прелесть), то лицо прочтёт. Да и то судить будет Бог. А вся прелесть от осужденья: как осудил и попал, — его же грех повторил со сладостью — это в большой форме прелесть, и зайдёт в обманчивость, не будешь помнить, что делаешь. Прелесть всегда кажется новой, что и бывает. Прелесть — непослушанье, — это прелесть в большой форме. Всякий недостаток назвать прелестью. Прелесть — и пост через меру, — в большой форме прелесть, и подвиг без наставника — попадёшь в безсилие и будешь в прелести, мука — ~ прелесть. Первым мыслям давать значение — прелесть в большой форме, потому что бес всегда старается уловить на первых мыслях необдуманно. Обдумать нужно, но мудрить нельзя — прелесть в большой форме. Бойся разного предчувствия, потому более от лукавого, бойся всего — вот прелесть.

Предчувствия Божий не такие ясные, но благодатные, и голос мал, но долго звучит. Спроси себя от Бога ли звук и помолись, потом поверь, — сходи в храм, помолись, — продолжай тихому голосу верить. А от беса голос звучный и радостный, но беспокойный, и Бога будто слышишь, ясно, но мучительно, — это знай, бес. Они всегда веселят рыцаря и будто правда, а покоя нет, — это прелесть, не получишь ни того, ни другого, и сделается скука и тревога и потеря мира и почвы под ногами, является не-верье, и все это кажется обманом, и свет не мил, но за то грамота велика, — будешь осторожен.

Все спасение в том, чтобы быть осторожным и простым, и любви иметь без конца — тихой и покойной. А покоя нет, — это прелесть, — хуже пьяницы, — пьяница на виду, а прелесть увидит только человек опытный и угодный Богу.

Декабрь, 1910 г. СПб.

 

Молитва жизнь христианская

Горе на земле, — радость на небе. За что радость на небе? За скорби и за молитвы. За какие? За те: в скорбях ходили в храм и причащались Святых Тайн.

В скуке молись, увидишь, радость восторжествует в тебе. Очень трудно, — молись, потеря, — молись. Бог обратит Своими судьбами потерю. Молись за разные нападки, молись. И злоба разбирает, — помолись, — забудешь врагов, молись! Очень не хочется молиться, молись это более услышит Бог. Заставишь себя, это послушанье небес, — всему послушанье, — высота доброты. И за болезнь — молись, — Бог покажет истину, и увидишь сам, страданье с Богом беседа. Молись, враги поклонятся (пред тобою) не перед тобой, а перед Господом и потому что Господь бывает в человеке, кто молится, молись странно, молись, душой помочь и это доброе дело, молись в трудах, молись, труд — добрых дел молитва. Храм будет для тебя обновлением. Молись, когда враги ищут посрамить тебя, молись. И когда радость, — молись и когда обманывают, — молись, потому что делают опыт, молись, — опыт очень высоко стоит, молись, без опыта человек не может доброго дела, молись. Опыт глава жизни и златницы идеал. Ошибка — наука, молись, — научишься, молись более всего ошибка научит быть христианином. Молись — ошибка пропадёт. Гордость, — молись, — поправишься. Молись и для тебя Святые Тайны обновлением души и тела.

СПб. 18 Декабря 1910 г.

 

Бывает такое счастье, что два человека соберутся и у них одинаковые таланты. Хотя искусства разные, но таланты — одни.

Эти люди друг на друга смотрят и научаются, хотя мало говорят, но в то время их книга — библия живота. Не только они пока сидят беседуют, но годами останется впечатление друг о друге. Все одно, что при потоке кедра Ливанская даёт плод, так и эти люди друг о друге мыслят и таланты их развивают в сердце своём. Да счастливцы люди, имеющие таланты. А неимеющие таланта тоже видятся и разговаривают, сидят часами и днями и годами, а отошли друг от друга и забыли, что говорили.

Почему это так, что забыли? Потому что занимались болтовней, а болтовня, как лето без дождя, себя утомили и окружающих, а талантливые люди себя успокоили идеей жизни, а окружающие увидели таланты их и любовались и вспоминали минуты, как им было приятно от этих двух сил. Боже, научи нас хоть часть взять от этих людей примера!

Март 1915 г. Петроград

 

Размышление о жадном купце

Милый, несчастный, алчущий купец! Горе и тяжело ему даже на свет Божий смотреть. Почему ему так уж тяжело на свет Божий смотреть? Да потому что он бедного обидел! Разум у него ушёл в копейку — он бедного в тяжелую минуту не нашел и природа его не утешает: затемнилось его сердце и кушать не может. Кажется ему блюдо очень дорогим по его счёту. Неужели это не несчастье? Какая великая скупость весь разум затемнила и талант свой закопал. И вообще скупость и скупой человек — ещё до суда Божиего осудил себя в жизни на беспокойство и в погибель. Как же не погибель? Свет не мил, солнце его не греет и природа не ласкает.

Весь в счетах, душа занята скупостью.

Великий талант быть простым и отбояриться от скупости. То счастье, что родители дали его — умолили у Бога. С ним, с простым, не скупым природа беседует и он в природе видит Бога. Почему он Бога видит? Да потому что он сделал добро — сотворил чудо.

Что такое чудо? Бедным помочь и увидел у бедного лицо сияющим. Это ли не чудо, что увидел из скорбного лица улыбку радости. Вот в настоящее время чудеса, всякий, дающий щедрою рукою творит чудеса.

Талант его — талант благочестивого купца.

Даже вещи мудрость ему дают и товары его назовём святыней. Да почему товары его святыня? Потому что он творит ими добрые дела. И Бог его хранит. Правая рука даёт, а левая не знает. Почему левая не знает? Да потому что много добрых дел сотворил, без его желания Сам Бог закрывает Своей милостью, чтобы не был фарисеем.

Радуемся за простоту.

Простота — сила и одежда — не гордится, ничто иное его не возвышает — ни злато, ни серебро. Великий философ простоты! Что бы ни было в свете идеального и невозможного только сделает простота.

Дадим ей имя — богатырь и рыцарь.

Март 1915 г. Петроград.

 

Всё ищем счастья, а сами давно кузнецы. Ещё как скуём себе счастье или несчастье. Сами талантливы или обеспечить себя до небес, или в бездну совести.

Бывает случай и от Бога пожар раззорит — это все не душевное и все наживается. Или несчастная година войны возьмёт мужа или друга. Вот тут то и беда, что муж в армии и друг в окопах. Муж от Бога, а друг от увлечения, а увлечения все от сатаны — вот и разбирайтесь кователи счастья, мучители себя без конца. Вот всё и горе этих увлечений, что свет Божий ни по чём, материальное крушение — болезнь души и тела, а увлеченья — потеря сознания и самочувствия и всего дорогого на свете.

Почему это так?

Потому что сами не совершенны, а хотим пожалеть. Даже Апостол сказал: “не будьте многие учителями”: проще сказать, кто не может себя научить, как же может быть учителем. Знай, что большему осуждению подвергнешься. Почему это так?

Да потому что сам не совершенный — и выйдет два мучителя: сам замучаешься и друга замучаешь. Больше всего несчастья от самих себя — затемненный разум не по мере сил берется жалеть. Вот это потеря — потеря разсудка большая часть кователей счастья. Есть и большая часть от интриги страдают, некоторые от власть имущих, а всё-таки сами неосторожны. У тех Бог всегда услышит и поправит на старые стези. Сказано — Бог милостив — щедротами не оставит всех — надо просить и верить.

Март 1915 г. Петроград.

 

Всякая вера от Господа, критиковать никакую веру нельзя.

Избирайте себе друга по духу.

Все в любовь, любовь и пуля не возьмёт.

Пути Божий неисповедимы, кажется дурно, а выходит свято.

Узнаешь себя, когда умрёшь, а кто при жизни себя хочет узнать, тот глуп. Когда умрём, тогда дела наши нас покажут. Никто сам себя не узнает, — всего себя никогда не узнаешь. Когда бы мы себя знали — мы были бы боги, — а Свят Господь Бог наш. Не будем философствовать, только устанем.

Святыня есть только одна радость.

Проще себя держать, когда всё узнаешь, понемножку. В простоте явления всего.

Не молился, не грешил — как камень.

Не станешь учиться — никого не научишь — Аминь! Как станешь у всех учиться, настоящим станешь учителем. Никто не учи, только сам учись. Март 1915 г. Петроград.

Имущий талант, а не имеет смирения, делается лукавым, и талант закапывает в землю и Бог скажет: отойди от меня, не сохранил, чего дал тебе Бог, в огонь вечный.

1915 г.

 

Мысли Отца

Любовь — большое страдание, оно не может кушать, не может спать.

Она смешана с грехом пополам.

Все-таки лучше любить.

В любви человек ошибается, но за то страдает, и страданием искупает свои ошибки.

Если человек мог, любя, все время чувствовать Бога! — была бы радость и сияние. А выходит не радость, а мука без конца.

А всё-таки любовь!

Сам грех не такой гнусный, не смертный, но родит смерть. Если б мог человек скрыть любовь свою, силой одолеть её, это был бы грех безвредный. Если б Бог научил любить светло и ясно, чтобы мог человек послать любимому за тысячу вёрст всякого благополучия, а это есть!

Если любишь сильно — любимые счастливы!

Им сама природа и Бог дают счастье.

Надо Бога просить, чтобы Бог научил любить светлее, яснее, чтобы не мученье была любовь, а радость. Хотя в начале и было замешательство, но конец, исход должен быть дружба и святыня.

Любовь чистая, ясная любовь — яснее солнца! Солнце греет, а любовь ласкает. Боже, истины Творец, от любви Твоей, единым духом, всё от Тебя создано и я — Твоя! Научи меня любить, тогда мне и раны в любви ни по чём и страдания будут приятны. Не оставь меня постылой, а дай мне ярко и ясно любить. Знаю, в любви есть страданье и мученье (сам страдал) и я от любви рождённая и от любящих своих — дух мой отдаю в руци Твои. Не отними от меня любви — страданье любви научит любить близких и я страдаю и люблю, хотя и ошибаюсь, но по слову Апостола: “Любовь покрывает множество грехов”.

Боже! я — Твой, а Ты — мой, не, отними от меня любви Твоей!

Петроград. Апрель. 1915 г.

 

Какое счастье — воспитание души аристократов.

Очень есть сторона благочестивая: то нельзя и другого невозможно и все с благонамерением. Большая половина сего воспитания приводит в истуканство, отнимает простоту явления. А почему”/ Потому, во-первых, не велят с простым человеком разговаривать. А что такое простой человек? Потому что он не умеет заграничные фразы говорить, а говорит просто и сам с природой живёт и она его кормит и его дух воспитывает в мудрость. А почему так аристократ лжёт и себя обманывает: неохота — смеется, он всё врёт.

После этого делается мучителем. Почему мучителем? Потому что не так себя вёл, как Бог велел. Невидимо себя обманывал и тайно в душе врал. Вот потому и называется: чем важнее — тем глупее. Почему глупее? А потому что в простоте является премудрость.

А гордость и надменность разум теряют. Я бы рад не гордиться, да у меня дедушка был возле министра, таким то родом я рождён, что они заграницей жили. Ах, несчастный аристократ! Что они жили, и тебе так надо! Поэтому имения проживают, в потерю разума вдаются: не сам хочет а потому что бабушка там живала. Поэтому то вой, хоть едет в моторе, а непокоя и обмана выше мотора.

Всё-таки сатана умеет аристократов ловить. Да, есть из них только трудно найти, как говорится — днём с огнём, которые являют себя в простоте, не запрещают своим детям почаще сходить на кухню, чтобы поучиться простоте у потного лица кухарки. У этих людей по воспитанию и по познанию простоты, разум — святыня. Святой разум всё чувствует и эти люди — полководцы всего мира.

Апрель 1915 г. Петроград.

 

Какое счастье быть писателем. Талант и разум благочестия и сила от Духа. Только два духа: по какому духу увлеченье, такая сила и есть. Сила есть нечистая. Есть Дух — это сила чистая и святая и писавшие чистой силой приносят плод во сто крат.

Писатель расцветает каждодневно, как весна. А от нечистого духа писатель грубеет, как осень и желает своим писанием весь свет научить, а себя беспокоит. Почему себя беспокоит?

Потому что не на истинном пути.

Как не на истинном пути?

Потому что дал талант, да мало, что дал талант, надо его направить на стезю истинную.

Как разобраться в стезях истины?

Да очень просто — сам пишет, а ни в кого не верит, ни в Бога, ни в чёрта. Пишет и убеждает, что душа человека создана не один раз, — умрёт, родится в собачку, перейдёт в кошку. На могилке траву съела овечка и душа в овечку ушла! А то, пишут умер, после в аристократа!

Ну, свидетельствуйте все, сколько душа родится?

Скажите, пожалуйста, сколько раз Бог родился?

И сколько раз воскрес? Засвидетельствуйте?

Господь раз родился, раз воскрес — душа человека, по делам, идёт ко Господу и более не возвратится на землю.

Молитесь о писателе, о заблудшем, пускай Бог просветит его ум и найдет талант.

Апрель 1915 г. Петроград.

 

Боже Живый! не дай нам своё живое мудрование бесу на посмешище и ангельскую радость не отними от нас, но напомни нам, Господи, хорошую и дивную и премудрую Твою, Господи, беседу. Мы, Господи, уверенные в том, что Ты был с нами и Своею мудростию в то время воспитал нас и Своею теплотою обогрел нас. Господи, мы ведь не от органов и не от гуслей утешались, а от Твоих последователей и соратников Божиих, и в трудную минуту, где на нас наступил теперь сам сатана через проклятых и наваждение бесовских мыслей, нам теперь все доказывают, что прелесть всегда только живое, то есть творение живое — это теплота духовная, на эту теплоту духовную и напали злые умышленники, карьера священников, а не нищета духом. Господи! мы люди — слабенькие, всегда дай нам. Господи, помнить минуту ангельскую, где мы были, как дети, не думали о привязи земной, а теперь то из нас всё выцарапают, что показывает на самую гадкую еретическую сторону. Дай нам, Господи, чтобы в сердце нашем не изгладились церковь и храм Божий не исходил от нас и Святые Тайны обновляли нас от всей карьеры.

 

Слова Отца Григория, продиктованные им у художницы Краруп в то время, как она его писала в 1915 году весною и в минувшем декабре 1916 года:

I

Зашёл я в убогую комнатку и увидал, как сон, — нет не сон, а наяву: она от любви к человеку, проще сказать от скудости, взяла хорошую свою кисть и от бедности сердца начертила мудрость!

Я улыбнувшись, (на портрет) — почему? Потому что Петроград широк — людей много, шёл по улицам, спросите, почему он шёл? Потому что из толпы народа хотел найти, но не нашёл! А почему не нашёл? Потому что все заняты собой, мудрецы сказали, философы подтвердили, кто занят собой, тот дурак и мучитель света, да у нас вообще министры заняты собой, ой, не надо! Родина широка! Надо дать ей простор работы, но не левым и не правым. Левые глупы, а правые — дураки. Почему? Да потому что палкой хотят научить левых, ой, не надо ни левых, ни правых. Уже я прожил 50 лет, шестой десяток наступает, — кто думает, что он научил и научился, правду сказали мудрецы, тот дурак.

Тогда научимся, когда перейдём в вечную жизнь, там нам скажут, чему кто научился, — ей глуп, — вот наше убеждение!

Сам себя никто не знает: я очень просто объясню, почему я так изрек, — да потому, что, когда явится Господь? Неведомо видел, неведомо сказал, — вот на этом основании никто сам себя не видел и не знает. Почему я перебросился? Потому что талант от Господа ко Господу идёт. Уже я, проживши и всё испытавши, но не буду говорить, что Господь уже испытание окончил, а жизнь, как текущая река заставляет меня упиться — я с кроткостью (кротостью) принимаю учение жизни и опять у меня сводится к одному — как бедная художница рисует душу одного истерзанного, истрепанного — она его обласкает и полюбит, но не за то, что у неё талант идеал. Она хочет выразить, что у него за несчастье, что его постигло и почему он стал таким.

Все приходили рыцари и цари и вельможи и сказали: “уймись, перестань” — он посмотрел на их лица: “ах, вы аристократы!” — Я напился в маленьком трактире за три копейки, а вы за грающей в Берлине, разве забыли? Как ваша прабабушка не бывала? А вы, правнучке, руки не подаёте? “Ей, ты, кудесник, — не бей по плечу, потому что мы воспитаны — мы ведь учились!” А он кротко сказал — а где? “Еще где? Да у нас горничная была из Берлина зована! “Вот так, так!” А у нас швейцар откуда взят? Из самого города Берлина, уж двадцать лет живёт, ты не шути с ним! — Эка, прабабушка! А всё-таки что-то такое...

Куда то внучка положили — это не ладно!.. Хоть горничная хорошая, а кухарка лучше, а немец-то сказался! Кашка хороша, а ведь вот что: детей то, да внучат позвали куда это! Ну да что позвали! Проклятые аристократы ещё не увидели света! Дети легли, второй разряд повторил на могилках и сказал —”а где ваши комнаты, мамонька?” — “за границей...” “Где заграницей?” “В Берлине!” “Дусенька моя, зачем ты это сделала?” “Да потому я сделала, что горничная мне сапоги хорошо чистила!” “Когда утром встану, у неё в кувшинчике всегда водица свежая...” Эх! Ты проклятый аристократ, — тебе башмачки дали, ты и думаешь, что это правда!”.. Бог видит правду — пускай кости внуков ваших лежат, знай правду и не тронь христианина и православный народ!

II

Сейчас мы приходим к заключению: на свои глаза свидетелей нет... Очевидцы одной художницы, называемой Краруп — у ней в комнате только одно оно, чем она занимается: однако это и ценно — другого ничего нет! А у нас всё, кто чем занимается, — всё пятнадцать впереди, нет у нас ни в комнате того, ни в душе, потому что пятнадцать впереди. Вот от того и скудные.

Кто что имеет, то пускай будет якорь, а другое, что называется пристяжка, да потому цени то, что имеешь, что никто не переборет того, кто цельный, это бы легко побороть, а почему не побороть? Он чем занялся, другого не хочет, — ну да он, хотя и хочет, но не по его вкусу, он только заалкал и его вкус талант, она много делает других вещей — эти вещи, другие, всегда забудутся, потому не её талант...

Наша крепость только в таланте. Почему в настоящее время воина нет и победителя. Потому что не та красота в сердце у них — не победа победы, а ножку поставить, что он не получит степень, проще сказать, крестик, значит, не копай другому яму, — сам не попадёшь, а теперь все генералы, во славу Божию в яме сидят, потому друг другу яму копали и сами попали и песком засыпали. Да, действительно, подивитесь на художницу и художников, какие они все бедные, ни крестов, ни медалей, а только свой материал:

Материя — краска, а талант в духе их.

Боже мой! Почему не вселил в генералов в одну победу и без их ножки. Вот уж не братья художникам и художницам! Смотри ка у настоящего художника — придёшь в их студию, только все изукрашено одним живописанием, смотришь — одна кровать, матрац, даже, как в окопах смотри, креста ни единого не получаема делает для славы, а они пошли наши головы защищать... но я не уверен, а что то говорят, не так приятно. Ну, да правда, нет Гурка да Скобелева, потому что эти хотели защищать, а ножки не подставляли и защитили, и прославились”.

Петроград. 13 декабря 1916 г.

 

Дивное чудо совершилось на закладке честного храма. Неописанная радость! Появление чудес! Излагаемая протекция Самого Высшего Создателя, Посланники Божий, по образцу сотворены и по подобию Его, явились, изложили и посеяли в сердца их о праведном и Богомудром Рыбаре Чудотворце Симеоне Верхотурском. Именно Рыбарь. Когда была закладка в такой дичи и лесу — там не произносил никто глас о хвале Божества, вдруг услышался на том месте голос чудесный дивных певцов о Божьем Славословии. И строители Божьи и начинатели сей Доброты ходили не по земле той, не помышляли о земном и по слову Божию “око чисто”, и лица их были сияющие, отрешались в те минуты от земного суетного положения и молитва совершалась богомысленным дарованием с радостию и без запинок. Руководил ввиду Господь по праведного Симеона Верхотурского молитвам и переселялись слова Апостола Петра всем предстоящим в сердца что “Адовые врата не одолеют никогда”. И на сем месте будет земное дарованье. Праведный Симеон не редко творил чудеса, и на сем месте умножил славу и сотворил радость и начинателей храма сбережет в житницу небес.

14 Июня Беззаботное у Н.Н.

 

Для мира все не сделаешь, все будут говорить, всегда найдут. Насколько силы и возможности мы кажем любви чистой идеал и показываем примером. Был у нас Современник (Христос) и делал все чистое идеальное любви, а все находили гадости, и делали разные уловления на Его чистую любовь. Изловили, думали на пользу, а вышло им на скорбь, а нам на утешение. Сам свыше Владыка разбирает отчего скорби и какие, а нам надо только в скорбях утешать и приласкать. Кто разводится для удовольствия, тот прелюбодействует, или женится для выгоды — это тоже Спасительское слово и сбудется на них, и Он на них взглянет строгими очами, а кто женится на разведенной нужды ради, для правления своего дома или маленьких детей, этот наследует рай Божество и Бог не откажет от рая Божества. Нужно поближе встать и побольше полюбить и тогда увидим, что значит человеческие нужды.

Осень 1908 г.

Когда земное безпокоит духовное созерцанье, это более укрепляет небесное созерцанье. Вот мрачная погода, потом солнце — как рад! А друзья, более солнца. Солнце греет, но безмолвно, а увидимся и даже не видим т.ч. сердце и дух наш у престола потому и ничего ни почем. Не мир и не земные утехи, а друзья — свет.

Дождались светлых дней без воскресения восторжествовала у нашего Батюшки Царя душа, то есть народ и весь мир вселил Ему воскресение Христа, ура во славе и душа Его воспела ангельским хором. Он не был на земле, а был на небеси, невидимо возносился от земли на небо. Столько лет был в затворе и окован, от неразумных, несчастных своих воспитанников, детей хамов, ну зато Господь услышал молитвы и вопли, и явил Свою милость на нем, мужество и решенье выехать на чудесный бой, как чудо совершилось в бою, как чудо совершилось и на Батюшке Царе и от Его звука происходил громкий звук черни народу и все трепетали и Батюшку Царя высоко восхваляли.

Именно была огненная на них колесница радости, никто не может объяснить словами, какая была сладость и все забывали весь земной суетный мир и свои недостатки. Кто хотел выразиться прошением, и тот только посмотрел на его прекрасное лицо и утешился. Так и далее будет наш Батюшка Царь в утешенье и заглянет в другие страны, и там светильнички не утихающие и радость не угасающая.

Везде утешенье, тем более в ожидании пребывает на нас Господь и охрана Божия не устает и Ангелы не сменяются, все те же стерегут и хранят и рука Божия, не отходящая от главы Его.

* * *

Мы слышали от начала века происходили бедствия, когда были ужасные на православную церковь гонения, в то время не было еще по указанию Божиему или не пришло еще время. Вот Бог послал испытания, потом сожалел Свое создание мира и послал им Помазанника и по слову пророков: “Не прикасается рука злодеев до Помазанников Божиих”, тогда явил милость — сосредоточил законом супружества. Вот настоящее время слышим и видим бедствия на земле, не мало претерпевшие со страхом, и величие Божие явилось на нашей Императрице, так как слышно о ее милосердии, эти бедствия пришлось именно кровных ее детей в своей родине России, омывать горячими слезами, в то же время попущение именно за наши беззакония и прегрешения, отошел Господь и явилися ничтожными и посрамленными. Ей коснулось. Матушке Императрице нашей до сердца и душевного состояния.

Тяжки невыносимые душевные раны и почувствовав все тяжести, физически заболела и потрясла в себе всю энергию. Крепко в вере и надежде и в благости, надеется и уповает. Не обращается к земным врачам, а труд Ее увеличит и душа воскрешает.

* * *

Она чувствует Бога не так как мы, простые, — а когда беседует, то она особенно сливается с Божьей благодатью. Никто так не познал славу, как наша Матушка Императрица. И нередко враг старается навести иные слабости. Она именно подвижница, прошла на опыте, очень умело борется, свято и искусно. Так и далее слышно всем близким знакомым дает пример и велит понять на опыте и на искусстве. Так в настоящее время дает пример детям, поучает более не в обиде, а указывает блаженство в терпении. Дивные дела творяй Господи на всей нашей Матушке России. Были времена, страдали, по ихним теперь молитвам, закроет Господь и не будем страдать и в руки нечестивых не попустит нас Господь во век века. как были Помазанники, так и будут настоящее время, до кончины века, твердо уповаем, что благость Божия не отходит от нас. Аминь.

* * *

А вы, некоторые, пережили, как древние жены — да, вам больно, вас любящие не понимали. И тех жен не понимали, время пришло, убедились. Разумейте, а маленькие вокруг меня плакали. А потом и все поняли. Да будет написано в песнях и псалмах. Когда века пройдут и о нас скажут, да уж нас нет, потом, потом.

* * *

Не нужно спасаться силой, нужно умеренно, вот будет приятно у Бога.

* * *

Бога вы люди, у вас нет никакого идеала кроме Бога и то ваша святы ня. Ни о чем более не утешайтесь кроме церкви и природы. Ах как больно кому нуждается — я скажу с вами Бог разумейте языцы за Господа.

* * *

Бог людям своим крепость даст, не скорбите.

Радость Божья бывает от человека и через человека, но только кто близок, да и мы все близки — да на то и созданы жить с Богом — но не слышим голоса — нет. слышим, да боимся, то тетя забранит, то и в храм идти и некогда, то надо обедать у родных — и вот сердимся на врага. А пойди и помолись и делай от любви. Это не твое дело, что тебя не любят, на это Бог Сам расправится. А твое дело любви к тем, которые понимают тебя, а нельзя, чтобы все любили и понимали — враг искушает, а ты кайся, и опять кайся, не стыдись, а кайся. Плюй на врага, не лезь окаянный. Когда тягость — плюй, в церкви долго кажется — плюй, злые помыслы — тоже плюй, то увидишь сейчас, что будет опять Богомысленное настроение. Кого учить охота и слова Божьи, а со злом, это от врага, а когда тишина, тогда и учи — но больше сам учись: они потом сами придут, не от слов твоих, что-то особенное привлечет их к тебе — невидимо ты тут сам себе не хозяин, а свыше нас есть, с нами Бог служит. И у тебя в хате есть Бог, Бог дал дарование и умудряет нас, не будем стыдиться, а беседовать. Стыд — себе убийцы. Радуйтесь. Враги не спят, но Господь закрывает свыше вас пеленой покрова Царицы Небесной.

* * *

Помните воскресенье Лазаря — не безпокойтесь, величайте.

Умножайтесь и плодитесь, Сам Спаситель сказал, но плод его нет числа — кто чем, кто терпением, кто славой за имя Божие, кто болезнями и разным, разным нападкам, кто Царю служит в верности, он дарит крестами и медалями и т.д., а Бог разумением дарит, разум развивает в душе чистоту и страх Божий.

* * *

Поношение утешает, а похвала унижает — живи с Богом.

* * *

Я вас располагаю к себе, но это не мое, а любовь Божия — а мы нива Его, все пташки Его.

* * *

Не думай, только на молитве спасешься — стоять и думать и молиться, а более спасешься, на ярмарку идешь да Бога в сердце несешь — вот это есть спасение более чем монахиня.

* * *

Завистливого человека дворцы не утешают и бриллианты не радуют, а радует одна простота. Лавровую ветвь благотворения и терновый венец смирения, смешай, помести в сосуд милосердия, процедив сквозь ткань страданий.

* * *

Духовная жизнь вообще не ястреб и быстрее стрелы, но сумей ее удержать — и любовь идеал неизменная красота — яркая, светлая. Для духа и для любви дальность никогда не устает, а у нее ног нет, она — та же стрела вливается, радует и возрастает более чем близость дает покой.

* * *

Возславим Христа воскресшего и вознесемся на небо вознесением Его. Отойдем от печали от вражеских наваждений наипаче упоения, и будем наживать любовь, как пчелы со цветов собирают мед. Тут нам отрада, Господь вознесся и нам сотворил беспрестанную радость, то есть духом на небо вознесся, а радость на земле сотворил — наипаче проповедовал любовь. Он же сказал: “мужайтесь, крепитесь, получите Царствие Божие”. Он сотворил землю и на земле людей, и наставил над ними правителя Батюшку Царя. Привожу пример, если сад хороший то и в нем непременно садовник — этого садовника почитает не только сам хозяин, но и прочие все соседи. Этот садовник специалист, что ему и цены нет, он и наш Батюшка Царь.

* * *

Жалкое наше расставание и скорби в то время неописуемые. Есть у нас пример, когда возносился Господь от земли на небо, как было печально смотреть Его последователям на Его вознесение. Для чего же это все — это все для нас. Он сказал: “кабы я не вознесся, не было бы на земле торжества”, то есть радость не отходящая от нас. Это я не договариваю — поймите сами.

* * *

Любите рай, он от любви, куда дух, там и мы, любите облака, там мы живем.

* * *

Никогда не бояться выпускать узников, возрождать грешников к праведной жизни — узники через их страдания пока доходят до темницы выше нас становятся перед лицем Божиим.

* * *

Бога везде надо видеть — во всех вещах — во всем, что окружает нас, тогда спасемся. Будьте святы, как я свят, будьте богами по благодати.

* * *

Матерь Божия сколь умна была, а никогда о себе не писала — жизнь Ее известна духу нашему.

* * *

Если Господь не захочет укротить злые языки и взять их под теплую ризу Свою, то главное надо нам иметь крепость и устоять, так как Дух говорит — ничего для них делать не надо, все они пропадут скоро.

* * *

Наши изгнанники торжествуют, но боятся сети злобной и коварственных врагов. Смело ко Господу взирает и своих детей духовных утешает. Утешайтесь, утешайтесь, детки милые со мной! Скорби наши увенчают у престола Божества!

* * *

Слезу нашу утрет Господь и радость нашу не отнимет никогда. Железные оковы душе нашей не потеха. Все наружное возьмут, а духа Божьего не заглушат. Он тайно в нас пребывает, злоумышленные очи от него далеко отстоят.

* * *

Трудная минута людям Божиим на земле. Тем более трудная, что не познали своя своих. Прискорбный час разставанья с близкими и духовно дорогими, но враг коварный нагнал в светлый и чистый колодец всякого смраду и замутил светлую чистоту.

Так нам было больно и так нам было тошно.

Все мы пили и наслаждались. О как было больно видеть после светлой воды мрак. Нет того больнее, что люди не поняли благодати и Божества. Все прежнее закопали и Евангельский камень — твердыня, не познали, а блаженного своего из города погнали. Слова Спасительские — всегда на свете обитают на нас. Из города погонят, другим утешение воздадим. Все наше отнимут, а духовное никогда! Наша пища радостная .. не купленная и цены ей самый ученый не сочтет!

 

Прогулка по своему селу

Вечер дышал тишиной. Шел с углублением — вдумывался в крестьянский труд, как мужички трудятся. И мальчики, школьники учат уроки, стихи, шла старушка, приютила сироту, и лица малюток сияли светом от усердного чтения и трудов, ее семья слушала и радостно внимала, и труд их виден: внимание малюток. В избушке горел огонек. Прошел я с нижнего конца и до верхнего. А цель моей прогулки была та: как бы найти где беседуют о душеполезном. Так я очень много думал о сравненье занятий вечером.

Нашел пьют вино — сквозь окна виднелись лица у этих пьяных, — мрачные, ошеломлены смехом. Далее работает мужичек сани, и в лице горел труд, в избе тишина. Потом ткут рогожки с песнями с недуховными, но труд певиц Богу угоден, — они работали, в трудах у них дремота, они разгоняли сон, потому и пели, как бы поболе сработать — поэтому Господь не так строго взыщет.

Потом достиг домов священников. Что же? И у одного псаломщика два священника то же беседуют и прочие с ними — на картах, в деньги. У них тоже в лице сиял свет азарта, но это свет не прозрачный. Но не будем судить, но по примеру их игры поступать не будем, а будем их ожидать хорошими и учиться у них, когда они в молитвах, а не у карт.

Потом встретил в одном доме сидели два старичка. Николаевские солдатики, и беседуют о долгой своей службе, воспоминанья, но с боязнью, потому видели много горя и трудов. В общем у крестьян по вечерам труд святыни и благочестия.

1911 г. Октябрь 27-го 9 час. Вечера

 

Любовь есть идеал чистоты ангельской и все мы братья и сестры во Христе, не нужно избирать, потому что ровные все мущины и женщины и любовь должна быть ровная, бесстрастная ко всем, без прелести, и тот человек совершенно может любить, который находился вообще спасающийся без всякой прелести и ровный во спасении и без больших порывов не предавался никаким видениям бесовским, ни к сребролюбию, то эти люди могут любить не избираемые: ни молодости девы и ни старости семидесяти лет. У них одинаковая картина мягкого прелестного сердца: должны любить одинаково не более и не менее, ту и другую, тогда истинно любители во Христе. А будем избирать лица, а не души — это бездна ада совершиться на тех любителях, которые так ищут. Вообще те могут любить, у которых идеал любви с детства еще и всякое послушание кажется не в силу и не в моготу, с этими людями вообще Бог не предстоит: хотя Он всегда от нас не отходит, но когда послушание кажется противным и не в моготу, в это время Бога в нас нет, а любви окажется с женщинами убийца, себя убьешь и погубишь во век. Ах, как надо осторожно, изо всех прелестей это вам и прелесть, а любить надо, если их не полюбишь, то несовершенный человек, не имеет славы духа, а нужно совершенному и совершенствоваться, это необходимо, и не обманывать себя, что совершенный, и во всем далеко отстоим. Так нужно быть совершенным, чтобы молодые девы, старые, взрослые и в преклонных летах, не находились в струпьях или разных болезнях, так любить как своих родных и маленьких детей, приветство во Христе, зло и рана не приблизятся во век, и всякий яд не повредит спасающему. Это дар приходит не в один год, а дожидаются много лет идеала любви.

Вернуться к оглавлению книги


Далее читайте:

Платонов Олег Анатольевич (р. 1950), русский ученый и писатель.

Распутин (Новых) Григорий Ефимович (1872-1916), особо доверенное лицо Николая II.

 

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку