Олег Платонов

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ П >


Олег Платонов

-

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Олег Платонов

ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

(Правда о Григории Распутине)

ЗАГОВОРЩИКИ

3 июля 1914 года “Биржевые Ведомости” публикуют телеграмму С. Труфанова (Илиодора), в которой тот повторяет впервые опубликованные Дувидзоном обвинения Гусевой против Распутина. Дувидзон и Илиодор выступают совместно, как бы координируя свою деятельность.

“Хиония Кузьмина Гусева, царицынская мещанка, девица, 30 лет, очень умная и решительная. Я её видел 7-10 месяцев тому назад. Она многое знала и знала так же, как Распутин, бывая в Царицыне, вел себя. Этим она очень возмущалась. Она считала его опасным лжепророком и всегда говорила, что с ним надо разделаться так, как некогда Илья Пророк разделался с ложными пророками Вааловыми.

Она часто высказывала свой взгляд на Распутина, как на церковного и государственного преступника.

Посвященная мною в то, какую роль Гришка играет в деле разрушения царицынского монастыря, она этим всегда в высшей степени возмущалась, так как была усердной строительницей и посетительницей монастыря.

Она заявляла, что нельзя дальше допускать, чтобы простой народ был так жестоко оскорбляем в своих религиозных чувствах... Распутиным.

Хиония Гусева... всегда убеждённо высказывалась, что “на уничтожение Гришки есть воля Святого Бога”.

Сколько мне известно, она с другими, обиженными Распутиным, девицами хотела сокрушить его ещё в прошлом году. Но, предатель, Иван Синицын, недавно отравившийся рыбой, предупредил Распутина об опасности. Тогда она дала слово Богу сделать это, по её мнению, великое святое дело в другой раз... Илиодор Труфанов”.

Настало время познакомиться и с показаниями самой покушавшейся. Мы намеренно дали их после фальшивки Дувидзона и телеграммы Илиодора, чтобы показать их вторичность, по отношению к сценарию, который был разработан отнюдь не Гусевой. Видно, что Гусева повторяет слова Илиодора.

В некоторых случаях возникает впечатление, что ей дали выучить текст. Однако, как мы убедимся ниже, и даже не Илиодор является автором преступного сценария.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ХИОНИИ ГУСЕВОЙ

“Я признаю себя виновной в том, что 29 июня в с. Покровском днём с обдуманным заранее намерением с целью лишения жизни ударом кинжала в полость живота причинила крестьянину села Покровского Григорию Ефимовичу Распутину-Новому рану, но задуманного осуществить не могла по обстоятельствам, от меня независимым, и в свое оправдание заявляю следующее: последние 15 лет своей жизни я прожила в г. Царицыне по Балтийской улице, в доме № 3 вместе со своей родной сестрой Пелагеей Кузьминичной Заворотковой, её дочкой Марией Григорьевной Заворотковой. Я — сирота. Я за это время четыре года до 1910 года прожила келейницей в частном доме Натальи Емельяновой Толмачёвой, на той же Балтийской улице, напротив дома № 3. Наставницей у меня была названная Наталья Толмачёва; с нами жила Евдокия Цуцкина, отчество её забыла. Читали здесь на квартире сорокоусты.

Четыре года назад у нас в г. Царицыне был Григорий Ефимович Распутин, заходил к нам в келью. Его мы и все принимали со славой, как человека, принятого бывшим архиереем Гермогеном. Гермоген велел отцу Илиодору водить Распутина по частным домам г. Царицына, где он прожил около недели и уехал от нас не знаю куда. В скором времени Распутин поссорился с названным Гермогеном и Илиодором в С.-Петербурге, после чего я спросила Илиодора: “Батюшка, чего не едет, как обещался, братец Григорий Ефимович Распутин?” На что Илиодор мне ответил, что славу ему он, Илиодор, дал через Гермогена и во время своей славы, Распутин открылся ему, Илиодору, в частной беседе, что он был развратником, пакостником и клеветал на батюшку Илиодора и архиерея Гермогена, что они как будто хотят убить его и за это они, Илиодор и Гермоген, пострадали, так как они в газетах написали про жизнь Распутина, например, в предъявляемом мне номере газеты “Свет” (был предъявлен № 127 от 18 мая 1914 г. газеты “Свет”, где помещен фельетон “Илиодор и Гриша”). Слова Илиодора про Распутина из статьи этой газеты “Илиодор и Гриша” и повлияли на меня так, что я решила убить Григория Ефимович Распутина, подражая святому пророку Илье, который заколол ножом 400 ложных пророков; и я, ревнуя о правде Христовой, решила над Распутиным сотворить Суд Божий с целью убийства Распутина на первой неделе после прочтения статьи “Илиодор и Гриша”.

Я купила за три рубля на толкучке, на базаре в г. Царицыне, у неизвестного мне человека-черкеса или армянина, как его звать не знаю, предъявленный мне кинжал. Покупать кинжал мне никто не советовал, не давал на его покупку денег; три рубля эти я сама скопила.

У меня было своих 39 рублей, и я уехала после Троицы, спустя неделю, в г. Тюмень машиной и пароходом. Отметка в паспорте. Неделю назад в воскресенье я приехала в село Покровское Тюменского уезда, где, как мне известно из газеты, Григорий Распутин проживает. Об этом я узнала в г. Ялте в редакции местной газеты “Ялта”. В г. Тюмени я никуда не заезжала, а села сразу на пароход, на котором приехала в село Покровское. Здесь я остановилась на квартире у крестьян, как их звать, не знаю. О своём намерении убить Распутина я не сказала этим крестьянам, объяснив, что я прибыла в с. Покровское побывать у прозорливого старца Григория Распутина. Я пришла к нему в дом и спросила у девки (как её звать — не знаю), когда вернется домой Распутин. Она мне ответила, что он даст им телеграмму и приедет. Прошла неделя. Девочка моей хозяйки, имя её забыла, мне сообщила, что она у обедни видела Распутина, который уже приехал домой. С этого дня я стала следить за Григорием Распутиным возле его дома, сидела на крылечке местного волосного правления и вчера днём, после обеда, увидела идущего напротив меня знакомого мне Григория Распутина; он шёл домой, и я повстречала у ворот его же дома; под шалью у меня был спрятан предъявленный мне кинжал. Ему я не кланялась. Один раз его этим кинжалом ударила в живот. После чего Распутин отбежал от меня, я за ним бросилась с кинжалом, чтобы. нанести ему смертельный удар, но в этот момент он схватил лежащую на земле оглоблю и ею ударил меня один раз по голове, отчего я тотчас упала на землю и разрезала себе нечаянно левую руку повыше кисти (обвиняемой Гусевой была показана забинтованная повыше кисти левая рука). Это было днём, и сбежался народ, который говорил: “Убьём её!”, то есть меня, и взяли ту же оглоблю. Я быстро поднялась и сказала толпе: “Отдайте меня полицейскому! Не убивайте меня!” Кинжал я бросила около ограды. Мне связали руки и повели в волость и по дороге меня толкали, пинали, но не били.

Больше добавить в своё оправдание я ничего не имею. Показание мне прочитано. Добавлю: Распутин сознался Илиодору, что он ложный пророк, а что его везде восхваляют и он хвалится этой славой, — я славы его не признаю и считаю его ложным пророком.

Хиония Кузьминична Гусева” [ 68 ].

4 июля 1914 года газеты сообщают о таинственном исчезновении Илиодора, находившегося со времени покушения под охраной полиции в своём доме “Новой Галилеи”. Обстоятельства исчезновения и появления Илиодора через некоторое время за границей свидетельствовали, что за спиной его стояли влиятельные люди. Около 3 часов 4 июля стражники, охранявшие его и постучавшие в дом, чтобы передать ему пакет, нашли все входы в дом Илиодора запертыми. Они сразу же обратились к родителям и родственникам Илиодора, требуя сказать, где они видели его последний раз. Однако те ничего не знали и только высказали предположение, что Илиодор получил известие, что его жена родила, и просто уехал в Царицын, чтобы навестить её. Стражники начали искать беглеца. Были обысканы ближайшие хутора. Местные жители сообщили, что в последнее время Илиодора часто посещали какие-то мужчины и женщины, старавшиеся пробраться в “Галилею” незаметно для стражников. Эти люди, побыв некоторое время у Илиодора, ночью поспешно уходили. Точное время побега установить не удалось. Высказывалось предположение, что он бежал ещё 3 июля, между 7 часами утра, когда он заходил к отцу, и 3 часами дня. Именно в этот момент по направлению к Большому Хутору проехал автомобиль, в котором сидел какой-то мужчина. Доехав до хутора Морозова, расположенного в 3-х верстах от Тали-леи”, автомобиль круто повернул и через пашни быстро проехал к садам, окружающим “Галилею”. Стражники предполагали, что именно в этом автомобиле Илиодор и уехал. [ 69 ]

Чуть погодя в “Новую Галилею” проникают неизвестные люди и что-то там ищут. Двери дома оказались прорезанными. Воры через отверстие отперли замок, отодвинули засов и вошли в помещение. В кухне были найдены следы сожженных бумаг. [ 70 ]

Илиодор как будто издевается над полицией.

11 июля 1914 года газета “Раннее утро” публикует его подлинный автограф: “На белом свете всякое бывает — Илиодор 7.7.1914 г.”. Здесь же дается фотография Илиодора в женском платье во время своего бегства из Большого Хутора в Ростов-на-Дону. А в конце приводится сообщение, что Илиодор направился через Ростов-на-Дону, Одессу в Константинополь.

Тем временем полиция поднимает старое дело Илиодора и в нём находит доказательство подготовки покушения против Распутина.

Допрошенный в январе — феврале 1914 года (ещё до покушения) свидетель Иван Синицын (умерший незадолго до покушения) показал, что в конце 1913 года Труфанов С.М. замыслил несколько террористических актов и в том числе посягательство на жизнь Распутина. Синицын представил в качестве доказательств несколько писем, написанных рукой Труфанова, разным лицам и среди них два письма, адресованных к Скутневой и Гусевой. Содержание этих писем было следующее. (К Скутневой):

“Дорогая Дуняша, если правда, что у тебя есть в банке 600 руб., то ты возьми их: 500 рублей перешли с Ив.Ив. Синицыным, а 100 руб. возьми себе и скрытно поселись у Поли и Фионушки, на твои деньги сделаем первое дело, окрестим Гришку (выделено мною. — О.П.). Кланяюсь всем и сердечно приветствую, любящий батюшка Илиодор”;

к Пелагее Заворотковой и Хионии Гусевой:

“Дорогие мои дети, Поля и Фионушка, хвалю вас за старание и благословляю, с Еленкой не связывайтесь. Будьте верны делу, и только. Любящий батюшка Илиодор. Поля! Готовы ль твои дети, готовы ли они идти на врага?”

Допрошенные свидетели Кузьма Киреев, Немков и Лаврентий показали, что Труфановым замышлялось в конце 1913 года производство нескольких террористических актов и с этой целью собирались деньги с почитателей, делались заказы на изготовление разрывных снарядов, приобретение оружия и паспортов. Из показаний Синицына следовало, что в Царицыне действовала тайная вооруженная дружина, состоявшая из последователей Труфанова. [ 71 ]

Допрос свидетеля Ивана Немкова, бывшего поклонника Труфанова, показал, что Труфанов дал распоряжение своим приверженцам собирать деньги для организации убийства Распутина. Причём деятельное участие в этом сборе денег принимал какой-то бывший жандарм, и собранные деньги в сумме 150 рублей были переданы Гусевой. [ 72 ]

Из переписки Илиодора следовало, что он связан с какой-то сторонней подпольной организацией. В одном из писем Илиодора некоему Сёмушке, по-видимому, связному, говорилось: “Объясни, если они будут так неразумно вести себя, то я брошу дело и уеду за границу” (что он и сделал впоследствии).

Деятельность Труфанова носила строго конспиративный характер. На хуторе Накладка в доме был устроен подземный тайник. Собрания проводились в полной секретности. Своим соучастникам Труфанов направляет телеграммы: “все ли благополучно, когда нужны будут люди”, или “делай столько, сколько позволяют средства, будь крайне осторожен, когда все будет готово, сообщу, вышлю людей”.

В одном из писем Труфанова была такая фраза: “Если кто из наших проговорится, так нужно ошибку исправить, следы замести”. Речь шла о физическом устранении членов организации, не умеющих держать “язык за зубами”.

Эта акция была проведена по отношению к Ивану Синицыну, давшему подробные показания о деятельности Труфанова (см. главу “Проходимец Илиодор”), ибо он “не проповедник истины, как он себя величал, а какой-то политический злоумышленник”.

2 февраля 1914 года И. Синицын делает заявление в полицию, что члены труфановской организации собираются убить его за предательство. А позднее он умирает от рыбного яда при подозрительных обстоятельствах.

Пока следователь разбирается в деле Труфанова-Илиодора, Хиония Гусева дает дополнение к своим показаниям.

 

Дополнительные показания Хионии Гусевой:

Опрошенная в качестве виновной мещанка города Сызрани Симбирской губернии, временно проживающая в г. Царицыне Саратовской губернии, Хиония Кузьминична Гусева, 33 лет, православной веры, прежде судима не была, виновная в нанесении одного удара кинжалом в живот, признала и объявила, что Григорий Ефимович Распутин был в городе Царицыне 4 года тому назад, что он, Распутин, ложный пророк, клеветник, насильник женщин, растлеватель иноков. Он ездил и растлил монахиню в женском Царицинском монастыре Ксению, по отчеству и фамилии не знает, и она (Ксения) уехала к епископу Гермогену в Жировицкий монастырь, т.е. в пустынь, но где пустынь находится, не знает. Будто бы в городе Царицыне Распутин хвалился иеромонаху Леодору, что он растлил в Царском дворце, об этом ей сказал отец Леодор осенью в 1913 году, в городе Царицыне; иеромонах Леодор написал Царю и известил об этом Григория, а затем Гермоген, Илиодор запретили Григория Ефимовича Распутина за клевету, ввиду больного состояния Хиония ничего больше не добавила... “ [ 73 ]

Итак, Хиония Гусева называет имя монахини Ксении. Да, да, это та самая монахиня, история растления которой в будущей книге Илиодора “Святой чёрт” займет одно из главных мест, на этом примере мы можем убедиться, насколько бесстыдно вранье Илиодора и поддерживающих его фальшивку газет, особенно таких, как: “Петербургский курьер”, “Голос Москвы”, “Биржевые ведомости”, “Утро России”.

Наиболее в клевете, сознательной фальсификации изощрялся корреспондент газеты “Петербургский курьер”, уже известный нам Дувидзон. Как доказанный факт, он рассказывает историю обольщения Распутиным монахини Ксении: “Обстоятельство это подтверждается не одной Гусевой, — пишет Дувидзон, — ной другими лицами, а также, говорят, и самой монахиней” [ 74 ].

“Утро России” (5 июля 1914 г.) передает слова лиц, близко стоящих к епископу Гермогену, о том, что монахиня Ксения едет из Жировицкого монастыря в Тюмень для моральной поддержки Гусевой, чтобы “лично засвидетельствовать судебным властям правдивость сделанного Гусевой заявления”.

Туже “утку” повторяют “Биржевые ведомости” 6 июля.

Газета масона Гучкова “Голос Москвы” даёт новый виток вранья и публикует новые “факты”.

“МОНАХИНЯ КСЕНИЯ”

“Петербург. В связи с известием о том, что Феония мстила Распутину за оскорбление монахини Ксении, последняя, с благословения епископа Гермогена, выехала в Тобольск, чтобы лично засвидетельствовать судебным властям правдивость сделанных Феонией заявлений. После оскорбления её Распутиным Ксения неоднократно обращалась в Петербург с жалобами, но безрезультатно (собств. корр.)” [ 75 ].

В этой заметке нет ни одного верного факта, но, будучи опубликованной, она стала использоваться как первоисточник.

А неутомимый Дувидзон продолжает сочинять свои злобные небылицы. 7 июля 1914 года он сообщает, что следственные власти разыскивают на Урале и в других местах России жертву Распутина (соблазнил в 1911 году в г. Перми), бывшую гимназистку, дочь крупного золотопромышленника Сибири Зинаиду Попеляеву.

В изложении Дувидзона шестнадцатилетняя экзальтированная девушка, познакомившись через г-жу Лахтину со “старцем”, готова была идти на всякие испытания, какие ей предлагал “старец” для борения плоти. В результате, пишет Дувидзон, девушка была обесчещена и вследствие семейных неприятностей бежала за Распутиным в 1911 году в Петербург, но вскоре по настоянию Распутина была выслана на родину.

В судьбе девушки, поселившейся в Царицыне, принял участие сначала Илиодор, а затем епископ Гермоген. Ходили слухи, что после ссылки епископа Гермогена Зинаида П. попала в монастырь и в настоящее время приняла имя Ксения.

Мы не зря приводим все эти выдуманные подробности. При чтении настоящих свидетельских показаний монахини Ксении станет ясно, как гнусен вымысел и как ничего общего он не имеет с настоящей жизнью монахини Ксении.

А Дувидзон продолжает изощряться во вранье. Он напрямую связывает Хионию Гусеву и монахиню Ксению. Оказывается, “Гусева занимала в семье Попеляевых, состоящей из отца, тётки и единственных сына и дочери, должность экономки и ещё в 1909 году увлеклась входившим тогда в славу Распутиным. На этот путь она увлекла и несовершеннолетнюю Зинаиду, находившуюся тогда под её религиозным влиянием”.

Здесь все ложь. Не существовала на свете Зинаида, Гусева не работала в её семье экономкой. Гусева никогда лично не общалась с Распутиным.

Газета “Копейка” выдумывает ещё более гнусную историю: “11 июля, — сообщалось на её страницах, — Гусева отказывается от своего первоначального обвинения и выдвигает новую версию, явившуюся для неё поводом нападения на Распутина, — изнасилование им двух своих дочерей, уже взрослых девушек”. [ 76 ]

Эту гнусную выдумку сразу же перепечатывает ряд провинциальных газет.

Газета “Вечернее время” публикует якобы факсимильно фальшивую записку Ксении Гончаренковой. Газета напускает дыму, как будто располагает настоящим документом. “Письмо это, — по мнению газеты, — производит необыкновенно тяжелое впечатление. Мы не считаем возможным его печатать, но сохраним этот удивительный документ, свидетельствующий о деяниях “старца”, возбуждающих глубокое негодование... Письмо характерно и своей малограмотностью, простотой тона. Ей невольно веришь”.

Кусок этой записки, воспроизведенной в газете, ничего общего не имел с почерком самой Ксении (я его сравнивал. — О.П.). Более того, создателей фальшивки выдавала грубейшая ошибка. Записка была подписана фамилией Гончарова, а фамилия Ксении была Гончаренкова. Не мог же человек перепутать свою фамилию.

Среди многочисленных обвинений Распутина в развращении женщин никто и никогда не приводил конкретные примеры.

И вот наконец имеется возможность допросить женщину, которая, по многочисленным слухам, опубликованным во всех левых газетах, была развращена “похотливым” старцем. Газетчики с нетерпением ждут подробностей допроса этой жертвы Распутина, предвкушают скандал, а самые нетерпеливые, как мы уже видели, придумывают эти подробности заранее.

Итак, конкретная жертва — Ксения Васильевна Гончаренкова, крестьянка, православная, грамотная, под судом не была.

Она, наверное, очень юна — приучили к этой мысли своих читателей левые газеты. Оказывается, совсем и нет. По протоколу ей 40 лет, физическая внешность самая посредственная. Но главное даже не в этом, а в том, что эта жертва Распутина видела своего “растлителя” только издалека и даже не разговаривала с ним.

Вот её показания:

“Я жила в г. Царицыне в течение 18 лет. Я была в числе поклонниц бывшего иеромонаха Илиодора и ревностно посещала совершаемые им богослужения вплоть до ссылки его во Флорищеву пустынь. Григория Распутина-Нового я увидела в первый раз во время приезда его с владыкой Гермогеном из Саратова к нам в Царицын, это было в день Ангела Илиодора — 19 ноября 1909 или 1910 года, не помню. Владыка пробыл в Царицыне несколько дней и уехал обратно в Саратов. Распутин пробыл после этого ещё несколько дней и затем вместе с Илиодором уехал в село Покровское Тюменского уезда. Вернулись они назад в Царицын вместе 21 декабря. Распутин прогостил у Илиодора, все время жил у Илиодора, до 1 января, и уехал. За все время пребывания своего Распутин пользовался общим почетом, так как Илиодор, имевший огромный круг почитателей, постоянно посещал дома в Царицыне, всем рекомендовал Распутина как благочестивого человека.

Один раз Илиодор после вечерни обратился к молящимся с речью, в которой указал, что о Распутине ходят разные слухи, но что все это клевета злых людей. Все видели, что отношения Распутина и Илиодора самые дружеские. Затем Распутин приехал в Царицын в июле месяце 1911 года, меня тогда в Царицыне не было. Отношения между Распутиным и Илиодором и тогда были самые отличные, причём Распутин дал Илиодору три тысячи рублей на организацию паломничества по реке Волге. Об этом знаю от многих паломников, а также от самого Илиодора.

Паломничество это состоялось. Мне известно, что и после этого Илиодор до своего падения беспрерывно находился в самых хороших отношениях с Распутиным и состоял с ним в переписке. 9 января 1912 года Илиодор был вызван в Петербург телеграммой Владыки Гермогена. В телеграмме сообщалось, что Владыка увольняется из Синода. 9 января Илиодор простился со своими почитателями, собравшимися в огромном числе. В своей прощальной речи Илиодор сказал народу, что уезжает по воле Владыки и, может быть, более не вернется. Причем увольнения Владыки Илиодор тогда не объявлял, о Распутине совершенно не упоминал и ничего о нём не говорил. До своего отъезда Илиодор также никаких речей о Распутине не произносил. Я сама никогда не слышала, чтобы Илиодор называл Распутина лжепророком и призывал народ поступать с ним, ревнуя примеру пророка Илии. Никто из моих знакомых также не говорил мне об этом. После отъезда Илиодора в Петроград — он больше в Царицын не возвращался. На предъявленной мне фотографической карточке я узнала одну из поклонниц Илиодора — Хионию Гусеву. Я её знала, но никаких разговоров и дел с нею не имела. В последнее время в 1912 году она производила впечатление ненормальной (сумасшедшей), говорила бессвязные речи.

В каких отношениях она находилась с Распутиным, мне неизвестно даже по слухам. Как отчество и фамилия одной из почитательниц Илиодора по имени Елена, которая посещала его в хуторе Большом и занималась изготовлением искусственных цветов — не знаю. Где в настоящее время живет Илиодор — не знаю. Приезжал ли Распутин в Царицын по приглашению Илиодора или без приглашения — я не знаю. Я помню только два указанных мною посещения Распутиным Илиодора в г. Царицыне. Илиодор с Распутиным посещали очень многих жителей города Царицына. Пелагеи Кузьминой Заворотковой и Натальи Емельяновой Толмачёвой, жив. по Балтийской улице в 3-ей части, — я по фамилии не узнаю. Может быть, в лицо я их знала. Что послужило причиной разрыва между Распутиным и Илиодором — я не знаю. Считал ли Илиодор Распутина виновником своего падения — мне неизвестно. Больше показать ничего не могу. Прочитано.

Ксения Гончаренкова (ноябрь 1914 г.)” [ 77 ].

Вы думаете, после знакомства с этим протоколом Дувидзон и его собратья по перу извинились перед читателями за свои фальшивки? Конечно, нет, а, наоборот, в конце 1914 года они резко усиливают свою клеветническую деятельность, продолжая самым бессовестным образом обманывать читателей рассказами о соблазненной монахине. А проходимец Илиодор как ни в чём не бывало включит эту “правдивую” историю в свою книгу “Святой черт”.

Разве можно найти покушению на Распутина другое название, кроме как “заговор”? Илиодор с его террористической организацией, над которым явно стоит ещё кто-то более влиятельный. Дувидзон и его бессовестные собратья по перу, намеренно публикующие наглое вранье. И целая сеть газет, с готовностью печатающих заведомые фальшивки. Сквозь сеть вранья левой печати невозможно прорваться. Неведомая сила парализует каждое честное действие следователей.

Примечания

  1. Там же.
  2. “Копейка”, 1914, 6 июля.
  3. “Русское слово”, 1914, 11 июля.
  4. ТФГАТО, ф. 164, оп.1, д.439, Л.20-22.
  5. Там же, Л.64.
  6. ТФГАТО, ф.164, оп.1, д.436.
  7. “Петербургский курьер”, 1914, 4 июля.
  8. “Голос Москвы”, 1914, 6 июля.
  9. “Копейка”, 1914, 12 июля.
  10. ТФГАТО, ф.164, оп.1, д.437, Л.220-221.

Вернуться к оглавлению книги


Далее читайте:

Платонов Олег Анатольевич (р. 1950), русский ученый и писатель.

Распутин (Новых) Григорий Ефимович (1872-1916), особо доверенное лицо Николая II.

 

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку