Александр Франгуланди

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Ф >


Александр Франгуланди

1991 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Александр Франгуланди

Греки-понтийцы: дорога длиной в 2,5 тысячи лет

РАЗДЕЛ 3. ТРАПЕЗУНДСКИЕ ГРЕКИ

Глава I. География и начальная история Понта

Под трапезундскими греками подразумевают не только жителей собственно города Трапезунда. Исторически так сложилось, что, начиная с XIII века н.э. Трапезунд стал столицей Трапезундской империи, а после завоевания ее турками (в середине XV в.), административным центром области (вилайета) Трапезунт (по-турецки - Трабзон). Греческие жители и того, и другого государственного образования тяготели всегда к своему центру, и он обеспечивал определенную однородность греческой культуры всех окрестных поселений - деревень и городков. Поэтому выходцев с этой территории, которые, как я уже говорил, составили основную массу российских греков кавказского побережья Черного моря, правомерно собирательно называть именно трапезундскими греками.

Но во время основания г. Трапезунда и других полисов на юго-восточном берегу Черного моря такой однородности не было. Хотя большая часть городов на этом побережье была основана милетянами, все они были, по крайней мере, культурно, независимы друг от друга, имели свои традиции и свои интересы, иногда входящие в противоречие с интересами других греческих полисов.

Основная часть Трапезундской империи занимала полосу вдоль побережья между городами Батуми и Синопа в 100-150 км глубиной. Именно жизнью населения этого пространства суши мы, в основном, и будем интересоваться.

Основное ядро Трапезундской империи составило Понтийское царство или просто Понт, под которым стали понимать также и географическую область северо-востока Малой Азии. Границы этой области в зависимости от политической ситуации менялись, но, географически ее можно ограничить следующим образом: на севере - Черным морем, на западе - рекой Галис (Кызыл Ирмак), на юге двумя реками, текущими в верхнем течении в широтном направлении Ликием (Келькит) и Акампсисом (Чорохом), и на востоке - тоже рекой Чорох (см. рис.).

По своим условиям этот регион Малой Азии существенно отличается от ее внутренних (континентальных) областей, занимаемых армянским и анатолийским плато. От последних эта прибрежная полоса отделена хребтами гор, достигающих 2-3,5 тыс. метров над уровнем моря. Три горные цепи - Зигана Даглары, Демир Даг и Татос Даглары (современные названия) - преграждают путь с севера на юг и обратно. Лишь несколько перевалов, важнейшим из которых был Зиганский проход (Понтийские ворота), и дороги по долинам рек Филабонитис (Харшит), Ликий (Келькит) и Ирис (Йешиль Ирмак) соединяли Понт с внутренними районами Малой Азии. Широко использовались поэтому морские пути по Черному морю.

В рассматриваемом нами районе Понта можно условно выделить три географические и климатические зоны. Первой из них является прибрежная полоса с мягким субтропическим климатом, где средняя температура самого холодного месяца составляет +7,5°С, а самого теплого - +22,5°С.

В районе Трапезунда в настоящее время (и следует думать, что и ранее) за год выпадает в среднем до 875 мм осадков, в то время как за пределами этой зоны на западе осадков меньше, а на востоке - значительно больше (в Батуми, например, до 2500 мм в год). Вторую зону составляет полоса предгорий и высокогорных пастбищ (на понтийском диалекте греческого языка - "пархар"), и, наконец, южнее за перевалами открывалось засушливое плато - третья зона, лишенная значительной растительности, с резкими перепадами температур между летом и зимой и другими признаками континентального климата. Следует также отметить, что в предгорных районах, в полосе между побережьем и горными хребтами климат был более суровый, чем на побережье, но, начиная со средневековья, довольно значительная часть населения Понта сосредоточилась именно в этих районах, как более удаленных от путей проникновения неприятеля и, тем самым, более безопасных. До этого периода в источниках нет упоминаний о таком множестве населенных пунктов, которые мы знаем к началу XX вена, времени окончательного выселения греков из Понта.

О древнейшем населении севера Малой Азии - хаттских племенах касков, мы упоминали. Начиная с середины II тыс. до н.э. в эти районы начали проникать индоевропейцы: сначала хетты, потом, так называемые "старофригийцы", предки армян; затем просто фригийцы. По-видимому, к моменту прихода сюда греков основное население этих мест состояло из различных племен хаттского и фригийского языка (в том числе и "старо­фригийского"). С конца I тыс. до н.э. с востока сюда начали просачиваться и картвельские племена чанской группы языков.

К середине I тыс. до н.э. здесь упоминаются следующие племена: тибарены, мосиноки, мары, дрилы, колхи, макроны, бехиры, левкосирийцы, халибы, санны, таохи, саспиры, скифины и некоторые другие. Часть из них можно надежно идентифицировать, происхождение других неизвестно до сих пор. Положение усугубляется и тем, что, как отмечал неоднократно Страбон, варварские племена часто меняли свои названия. Кроме того, древние греки довольно часто переносили название прежних жителей территории на вновь занявших эти места (например, скифами продолжали называть и гуннов, и хазар, и даже южных русских); колхами называли всех жителей Колхидской низменности.

Именно, на территориях этих племен, греки организовали свои колонии. Как мы отмечали, колонизация редко сопровождалась насилием, во-первых, потому, что пустующих земель было много, а во-вторых, эти племена жили ближе к предгорьям в зонах со здоровым климатом и хорошими почвами. Выгоды, которые получали местные жители от существования греческих городов, намного превышали их потери от изъятия земли.

Все эти народы управлялись первоначально собственными племенными старейшинами, вождями, князьями. С расцветом персидской державы они подпали под власть персидских царей, выплачивали им дань и выставляли воинские отряды для введения войн.

Дарий I сделал из этой области сатрапию, отдав ее в наследственное правление персу Артабазу (502 г. до н.э.). Первым, принявшим титул царя Понта, был Ариобарзан, от которого идет династия понтийских царей. Независимое понтийское царство начинается с Митридатидов, первый из которых подчинился Александру Великому и содействовал ему. В эпоху диадохов, т.е. в эпоху царствования в Малой Азии преемников Александра, Понтийское царство получает независимость (при Митридате I Ктисте (Устроителе) в 302 г. до н.э.). Первоначально Понтийское царство распространяло свою власть далеко за пределы Синопа, захватывая части Пафлагонии и Каппадокии. За эти области шла упорная борьба с царями внутренних малоазийских царств Вифинии и Пергама на протяжении более двух веков. Митридат VI Евпатор (прозванный Великим) присоединил к Понтийскому царству всю Пафлагонию, часть Каппадокии до хребта Тавра, все побережье Понта Евксинского до Босфора Киммерийского (Керченского пролива) и часть Таврического (Крымского) полуострова. Столицей его царства был г. Синоп, который он заново отстроил. Но в это время уже на эти области претендовали римляне; в конце концов, Митридат У1 потерпел от них полное поражение и окончил жизнь самоубийством (после перехода сына на сторону римлян) в г. Боспоре (Керчи) (по преданию на Митридатовой горе). После этого всеми этими царствами распоряжались римляне, даруя или отбирая их у потомков Митридата, или упраздняя их и превращая в римские провинции. Со смертью Митридата (63 г. до н.э.) Дейотар получил часть Понта, примерно между реками Галис и Ирис (Галатский Понт), Аристарх, царь Каппадокийский - Колхиду, а остальная часть была обращена в римскую провинцию. При императоре Антонии средняя часть Понта (между р. Ирис и г. Фарнакией) была подарена внуку Митридата - Полемону и стала называться Полемонов Понт, а восточная часть - от Фарнакии до р. Гисса, расположенной несколько западнее р. Акампис (Чорох) - досталась каппадокийскому царю Архелаю (Каппадокийский Понт).

При Полемоне II в 63 г. н.э. Понт снова был обращен в римскую провинцию, а при императоре Константине был разделен на две области западную - Геленопонт (названную в часть матери, имератрицы Елены) и восточную - Полемонов Понт. Из городов Понта наиболее замечательными были: по побережью - Амис, Анкон, Ойноя, Полемоний, Котиора, Фарнакия, Триполис, Каралла, Керасунт, Трапезунт, (со времен императора Траяна - столица Каппадокийского Понта); в глубине Понта - Апсар, Газелон, Фаземон, Амасия (родина Страбона, столица Галатского Понта и Геленопонта), Зела, Газиура - позднее Севастополь (резиденция Понтийских царей), Комана Понтийская, Кабира, Неокесария (главный город Полемонова Понта), Себастия, Камиса и др.  

Существовало множество более мелких городков и поселений. Некоторые из них на время приобретали важное значение, затем исчезали со страниц истории. Немало крупных городов было разрушено и пришло в запустение - об этом неоднократно упоминает "отец географии" Страбон, сам уроженец Понта (тоже понтийский грек!). Страбон жил на рубеже нашей эры, был связан с правящей элитой Понта узами родства, и его описание этих земель и событий в них очень живы и достоверны. Но это не первое такое описание Понта.

Благодаря счастливому для историков стечению обстоятельств на четыре века раньше еще один грек, ставший затем историком, прошел по этим местам. Я говорю о Ксенофонте, одном из военачальников отряда греческих наемников персидского царевича Кира. Этот отряд, численностью примерно в 13 тыс. человек был присоединен к большой армии, собранной в 401 г. до н.э. сатрапом Лидии, Фригии и Великой Каппадокии персидским царевичем Киром в целях свержения с престола своего старшего брата - царя Персии Артаксеркса II. В результате случайности Кир погиб в решающем сражении при Кунаксе, вблизи Вавилона, и, несмотря на победу, одержанную греками над войском царя, армия Кира распалась, и эллинам пришлось возвращаться на родину, силой прокладывая себе путь. Поскольку Артаксеркс воспрепятствовал им двигаться по кратчайшему пути, грекам пришлось подняться, следуя берегом р. Тигр, до Армении и, затем перевалив горы, пробиться к Черному морю. Здесь они вышли к г. Трапезунду и далее продолжали уже путь по берегу моря вплоть до г. Котиоры (теперь, по-видимому, Орду). Затем на кораблях, через Синопу и Гераклею, они достигли областей Греции.

В дальнейшем Ксенофонт поселился в своем поместье и из воина превратился в одного из знаменитых историков древности. Поход во главе греческих наемников он описал в мемуарах под названием "Анабасис". Известия Ксенофонта интересны не столько описанием греческих городов Понта и жизни греков (этому как раз в Анабасисе посвящено мало места), сколько описанием окрестных племен (первым таким "бытовым" описанием), в среде которых жили понтийские греки. Может быть, в нравах, обычаях, антропологическом типе этих местных жителем следует искать особенности присущие жителям каждого района трапезундской области.

Со времен Александра Великого Малая Азия начала подвергаться эллинизации. Не только отдельные города и области, но большая часть населения овладела греческим языком; греческая культура проникла повсеместно. Наряду с этим население пользовалось своими языками и традициями. Завоевание римлянами Малой Азии не изменило положение. Образование Восточной Римской империи (называемой учеными для краткости Византией) способствовало усилению однородности населения и культуры. Но, по-видимому, нет оснований утверждать, что племена и народы, населявшие Малую Азию, и, в частности, Понт, слились в это время в единую нацию; даже и с принятием в Византийское империи в качестве государственной религии христианства сохранились различия между частями империй.

Как мы видим на примере других империй, близких к нам по времени, например, Российской, этнические особенности народов (язык, обычаи и пр.) способны сохраняться столетиями, несмотря на включение их в другую языковую и идеологическую общность. Имеющиеся данные указывают лишь на то, что эллинизация прибрежных районов (и Средиземноморских, и Черноморских) протекала быстрее, чем внутренних, ибо первые подверглись ей значительно раньше.

В отношении Понта (Понтийского Царства и всех последующих царств на этой территории) достоверно известно, что государственным языком здесь был греческий и культура основной части общества, особенно городского, тоже была греческой. Поэтому Понт стал впоследствии органической частью Византийской империи и по культуре, и по духу, поскольку жители здесь, судя по всем источникам, считали себя исконными жителями греческого мира. Название, которое они усвоили - ромеи, т.е. римляне - фактически объединило в себе два момента: признание византийского единства и оформление новой общности или этноса, в основе которого, хотя и лежали греческий язык, культура и гены, но который вобрал в себя многое от окружающих племен и народов. Те же самые колхи, мосинойки, халибы, тибарены и прочие племена, прежде населявшие Понт, стали со временем ромеями, смешав свои гены с генами выходцев из Эллады.

Хотя Понт был далекой провинцией Византии, но он выполнял важную роль форпоста в столкновениях с Парфией и Персией. Через Понт Византийские императоры проводили свою политику в Колхиде и Иберии, и даже в Крыму. В это время Понт становится Византийской провинцией под названием Халдия.

В Византийской империи также как и в других средневековых государствах, особенно европейских, шел процесс феодализации - укрепления и усиления правителей провинции и областей, претендующих на отделение и независимость от центра. Бурная и трагичная история Византийской империи хорошо известна. Благодаря богатству и дипломатическому искусству, императорам довольно долго удавалось сохранять целостность империи, несмотря на набеги со всех сторон. И, может быть, Византия сумела бы выдержать и турецкое нашествие, если бы за два века до этого не проследовало через нее четыре крестовых похода. "Братья-христиане" со всей Европы под знаменем господним не постеснялись по пути в Иерусалим, который они шли "освобождать" от неверных - мусульман, разграбить Византию и разделить ее на куски. Организовав на обломках Византийской империи кучу герцогств, они способствовали отложению и местных феодалов. На это время приходится и возникновение Трапезундской империи.

Трапезундская империя возникла [19] как самостоятельное государство в 1204 г., одновременно с захватом Константинополя крестоносцами в бывшей византийской провинции (феме) Халдия, населенной в это время, в основном, греками, лазами и армянами. Фактически уже с конца XI - первой половины ХII века на Понте существовало полунезависимое феодальное княжество, управляемое династией Тавров-Херонитов. Но только предельное ослабление Византии в конце ХII в. - начале ХIII в. и благоприятное сочетание внешних и внутренних факторов привели к завершению обособления Понта и образованию Трапезундской империи. Важную роль в создании нового государства сыграло грузинское царство Тамары, которое своей успешной борьбой с турками-сельджуками и прямой военной помощью способствовало консолидации этого региона вокруг Трапезунда. С помощью Тамары правителями этого царства стали внуки византийского императора Андроника I Комнина (1183-1185) (состоявшие в родственной связи с Тамарой) братья Алексей и Давид, принявшие громкий титул Великих Комнинов. Первый стал императором под именем Алексея I (1204-1222), а Давид принял на себя управление войсками. Территория империи была разделена на провинции - области: Кастамон, Джаника, Халивия, Халдия, Лазика, Гурия.

С первых же лет существования империи ей пришлось защищать свои южные границы от кочевников-туркмен, стремившихся завладеть сначала высокогорными пастбищами, а затем также и плодородными долинами Понта. С XIV века постепенно начинается процесс образования туркменских эмиратов не только на периферии, но и на самой территории империи. В западных районах Джанике и Халивии сложились эмираты Таджэддиногуллари и Эмиргуллари; восточнее возникает государство Ак-Коюнлу. Туркмены захватывают трапезундские крепости - Иней, Лимний и др. - и делают их своими столицами. Территории эмиратов меняли границы в процессе взаимной борьбы и сопротивления трапезундских императоров. Последние, в конечном счете, не могли помешать образованию этих княжеств и делали хорошую мину при плохом игре, признавая их в качестве своих вассалов. В 1340-1355 г.г. в Трапезундской империи разразилась гражданская война, ослабившая ее и экономически, и в военном отношении. Это еще более способствовало проникновению сюда туркмен.

В военном отношении империя делилась на укрепленные районы - "банды", располагавшиеся по течению рек и имевшие целью перекрывать доступ противника к побережью, где были сосредоточены основные жизненные центры государства. В XIV веке известны, например, 7 банд: Трапезунд, Трикомия, Мацука, Палеомацука, Гемора, Сурмена, Ризи.

Границы империи менялись не только вследствие военного счастья. Нередко в ее состав включались номинально те или иные территории, правители которых признавали вассальную зависимость от трапезундского императора. Во втором половине XIV - первой половине XV веков на таких условиях в состав империи входила Гурия, и возможно, Самцхе (Западная Грузия). Влияние Великих Комнинов порой доходило и до Крыма. В XIV веке трапезундский митрополит фактически распоряжался кафедрой митрополита Алании (на Северном Кавказе). Херсонес и Готские климаты (так назывались области на южном берегу Крыма) до середины XIII века уплачивали подати и выставляли вспомогательные отряды.

Но основной тенденцией в жизни империи было постепенное сокращение ее территории. В 1205-1214 г.г. в состав империи были включены даже область восточнее г. Синопы (Пафлагония). Однако осенью - зимой 1214/15 г. Пафлагония была завоевана никейским императором Феодором I Ласкарем (1208-1222), а Синоп был взят I ноября 1214 году иконийским султаном Иззад-дином Кай-Каусом (1210-1219). В 1254 году Синопа была вновь присоединена к империи до 1265 г. А в начале Х1У века под властью трапезундского императора находилась лишь территория к востоку от Керасунта, т.е. половина былой территории.

Тем не менее, это небольшое государство выдержало борьбу с сельджуками (1204-1265), сумело отвратить в середине XIII века монголо-татарское завоевание, стало свидетелем возвышения и распада державы Тимура и пало оно на 8 лет позже Константинополя в 1461г. - последняя искра Восточной римской империи. На месте Трапезундской империи был организован эйялет, а затем вилайет (административная область Османской империи) Трапезунт - Трабзон.

Дальнейшая история вилайета Трапезунд - это история части Турции, где немусульмане считались людьми второго сорта и не имели мало прав. По этой причине в сочинениях турецких историков о греках почти нет упоминания, хотя они составляли немалый процент жителей этой области. При необходимости греков переселяли в другие районы Османской империи, не спрашивая у них на то согласия. Так завоеватель Трапезунда Мехмед II большинство ремесленников-греков, лазов и др. переселил в Стамбул, а опустевшие кварталы заселил турками.

Некоторое оживление в известиях о греках и греческих древностям начинается с XIX века, когда в результате ряда поражении от европейских коалиций с непременным участием России Турция признала покровительство России над православными жителями Османской империи, российские и европейские путешественники и историки посещают Турцию и, в частности, трапезундский вилайет, описывают греческие древности и рассказывают кое-что о современных им греках. К сожалению, все же чаще внимание обращалось именно на древности, а люди, тоже в каком-то роде, посланцы древности, оставались за пределами интересов историков. Поэтому этнография в широком смысле, включая изучение языка, фольклора, преданий, антропологических типов, и пр. в отношения понтийских греков почти не разработана. А, возможно, она могла бы дать интересный материал для восстановления картины даже очень древнего периода истории этого края. Несомненно, что греки донесли до наших дней кое-что от всех народов, населявших эти края на протяжении последних трех тысяч лет, по крайне мере, их гены. Жаль, что исследователи упускают последнюю возможность познакомиться с живыми историческими ископаемыми этого края - понтийскими греками.

Вернуться к оглавлению

Александр Франгуланди. Греки-понтийцы: дорога длиной в 2,5 тысячи лет. Сухум, 1991.


Далее читайте:

Греки, эллинес (самоназвание), народ, основное население Греции и Кипра.

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку