В.А. Кохнович

       Библиотека портала ХРОНОС: всемирная история в интернете

       РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

> ПОРТАЛ RUMMUSEUM.RU > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КОСТРОМСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ >


В.А. Кохнович

2010 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...

Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:

Рабочие – предприниматели – власть

в конце XIX – начале ХХ в.: социальные аспекты проблемы

Материалы V Международной научной конференции Кострома, 23–24 сентября 2010 года

ЧАСТЬ II

РАЗДЕЛ III. СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ XIX – НАЧАЛА ХХ вв.

В.А. Кохнович[1]

Княгиня Ирина Ивановна Паскевич – меценат, просветительница, христианка

Широко известны имена российских предпринимателей и меценатов: Савва Тимофеевич Морозов, Иван Дмитриевич Сытин, Павел Михайлович Третьяков, Эммануэль Нобель, Николай Васильевич Верещагин, Савва Иванович Мамонтов и целая плеяда славных имен, которые, по сути, олицетворяли собой эпоху перемен и «новой» России второй половины XIX в. – начала ХХ в. Заметим, во-первых, что это в основном выходцы из купеческой среды, а, во-вторых, что довольно мало известно российской истории имен меценатов, предпринимателей из среды дворянства[i]. Особенно это касается окраин империи, в том числе Западного края, где имелось многочисленное и довольно активное местное дворянство.

Одним из наиболее значительных помещиков русского (точнее: украинского) происхождения на территории современной Беларуси был генерал-фельдмаршал, наместник Царства Польского Иван Федорович Паскевич (1782–1856). Его сыну – светлейшему князю Федору Ивановичу Паскевичу (1823–1903) – принадлежала обширная Гомельская вотчина с 260,9 тыс. десятин, которая охватывала всю южную половину Гомельского уезда Могилевской губернии[ii]. Князь Федор получил известность как основатель одного из самых передовых и успешных предприятий своего времени – Добрушской писчебумажной фабрики[iii]. Однако не меньшее значение для истории Гомельщины имела подвижническая жизнь и обширная благотворительная деятельность супруги князя Ирины Ивановны Паскевич, урожденной Воронцовой-Дашковой.

Ирина Ивановна Воронцова-Дашкова (1835–1925) вышла замуж за единственного сына И.Ф. Паскевича-Эриванского Федора в 1853 г. Княгиня была широко и разносторонне образована, и дом четы Паскевичей на Английской набережной в Петербурге превратился в подлинный литературный салон. Ирина Ивановна организовала свой небольшой домашний театр, где часто играла сама. Известно, что у Федора Ивановича и Ирины Ивановны детей не было. Беларуский краевед Т.А. Пиховкина полагает, что именно это обстоятельство объясняет неистовую привязанность молодой княгини (на момент заключения брака ей было 17 лет) к литературному, особенно переводческому труду, а также устраненность от светской жизни и религиозность княгини[iv]. Беларуский краевед А.Ф. Рогалев изначально придерживался подобного же взгляда, но дополнял, что причиной ситуации было поведение князя Федора – он считал брак формальностью, разъезжал по столицам, подолгу жил заграницей и был совершенно безразличен к своим супружеским обязанностям[v]. Затем, однако, тем же автором доброе имя князя Федора Паскевича было «реабилитировано»: на основании свидетельств современников им было установлено, что князь не любил светской суеты и манерничанья, отличался бережливостью и хозяйственной рачительностью[vi]. Следует сказать, что такой разнобой мнений в литературе объясняется неразработанностью данной проблематики в историографии, которая вообще невелика и насчитывает не более 3–4-х авторов.

Позволяет уточнить представление о чете Паскевичей переписка между Ириной Ивановной и Екатериной Андреевной Балашевой. Из письма княгини Паскевич от 3 апреля 1895 г. следует, что князь Федор Паскевич был деятельный промышленник и землевладелец[vii]. Также нельзя сказать что княгиню Паскевич устраивало «заточение» в Гомельском дворце: практически во всех письмах конца ХІХ в. к Балашевой она довольно подробно расспрашивала ее о событиях светской жизни Санкт-Петербурга, интересовалась новыми веяниями в моде, отмечала красоту и свою привязанность к Киеву[viii]. Следует заметить, что Балашева отвечала своей собеседнице по переписке довольно вяло. Можно заключить, что именно позиция князя Паскевича была определяющей в уединенном образе жизни супругов. Вместе с тем, из тех же писем княгини Паскевич действительно видна ее религиозность.

Известно, что в 1860–1870-е гг. княгиня Паскевич активно занималась литературной деятельностью – переводила с русского и на русский язык, сама писала стихи, пьесы, рассказы. Особенно сильно она благоволила к творчеству Л.Н. Толстого. В частности, именно Ирина Ивановна первой перевела на французский язык произведения Толстого «Война и мир» и «Семейное счастье» и открыла тем самым выдающегося русского литератора мировому сообществу[ix]. К широкой благотворительной деятельности, согласно А.Ф. Рогалеву, княгиня обратилась с 1880 г., когда чета Паскевичей переехала из Петербурга в Гомель и прочно обосновалась в своем владении[x]. Действительно, фамильный фонд Паскевичей в историческом архиве города Минска (ф. 3013), который содержит большей частью материалы по Гомельской вотчине, до конца 1880-х гг. практически не имеет документов о благотворительной деятельности собственников вотчины.

Внимание привлекает «Список пенсионеров Гомельского имения князя Паскевича», который датируется ноябрем 1885 – апрелем 1917 гг. и впервые привлекается в историографический оборот. Из него становится известным, что всего на пенсионном содержании у вотчины находилось за весь период более 110 человек или 25–30 человек ежегодно. Кроме того, что среди пенсионеров Гомельской вотчины были бывшие ее служащие (бухгалтер Василий Петрович Веренчиков, камердинер Григорий Иванович Руссайкин, др.), также являлись пенсионерами вотчины и некоторые посторонние лица: баронесса Франциска Фитингоф в годовым содержанием в 600 руб., ряд вдов умерших бывших служащих вотчины (вдова утонувшего бывшего приказчика Богуславского фольварка Горбатова Аксинья Давыдовна, вдова бывшего помощника садовника Музыченкова Ирина Григорьевна, вдова лесника Кичура Анисья, мн. др.). Всего на пенсионное содержание ежегодно вотчина употребляла (конец XIX в.) более 8,6 тыс. руб. или почти 160 руб. на пенсионера в год[xi]. В то же время по распоряжению князя от 1 июня 1899 г. создавался пенсионный капитал для лесной стражи: прослужившим 25 и более лет лесным объездчикам полагалась пенсия в 15 руб. в месяц, лесникам – 10; прослужившим 20 лет и более – 10 и 8 руб. соответственно; также по усмотрению князя относились к пенсионерам лица, которые получили увечья на службе в вотчине и не способные из-за того к труду; лица, достигшие 60-летнего возраста на службе, и вдовы служащих лесной стражи – они получали пенсию в 5 руб. в месяц[xii]. Сопоставляя с размерами действительного пенсионного содержания, можно заметить особое попечение о вдовах, что смело можно отнести на счет христианского радения княгини Паскевич. Кроме того, по 300 руб. в год уходило на пособие беднейшим ученикам Гомельской прогимназии, а также в течении 1885–1891 гг. Ф.И. Кузьмецкий получал по 240 руб. в год «на воспитание детей»[xiii].

Известно, что на Добрушской фабрике князя Паскевича владельцем еще в 1880-е гг. был введен восьмичасовой рабочий день. Также при фабрике действовала бесплатная больница, имелись добротные общежития для рабочих. Однако только лишь при княгине Паскевич (унаследовала имение в августе 1903 г. после смерти мужа 16 июня 1903 г.) в Гомельской вотчине была учреждена сберегательно-вспомогательная касса служащих имения в июне 1905 г.[xiv]. Именно княгиня Паскевич учредила в Гомеле лазарет для лечения глазных болезней за счет Гомельской вотчины с персоналом в 12 человек[xv]. Известно, что с 1857 г. по настоянию княгини Ирины князь Федор ежемесячно перечислял 10 руб. для женского училища в предместье Гомеля. Также на средства князя Паскевича содержался приют для девочек-сирот, получал щедрые пожертвования от князя детский приют городского попечительства и богадельня для старух в Гомеле. В 1898 г. на средства Паскевича в Гомеле была построена мужская гимназия, а в уезде были созданы четыре народные училища по 60 учеников каждое[xvi]. Было установлено, что именно княгиня Паскевич подарила городу в июне 1904 г. вместительный резервуар для артезианской воды на берегу р. Сож, водокачку и вспомогательные устройства которого обеспечивала электричеством княжеская электростанция в Гомельском замке[xvii].

Документы свидетельствуют, что особенно щедрые суммы уходили на благотворительность у княгини Паскевич сразу вслед за вступлением ее в собственность Гомельского имения: в 1905–1906 хозяйственном году пособия учебным заведениям составляли 38612,2 руб., а в 1906–1907 г. – 5580,97 руб.; на содержание Федоровского детского приюта – 3502,47 и 3774,32 руб. соответственно; пожертвования и пособия – 87938,4 и 24762,62 руб. соответственно. Особенно примечательны они на фоне скромных личных расходов княгини Ирины Ивановны Паскевич: 6944,74 и 4188,97 руб. соответственно в 1905/1906 г. и 1906/1907 г.[xviii]. Сопоставляя с общей ежегодной суммой расходов в 208866,5 руб., получаем, что суммарно по трем вышеуказанным счетам проходило 62,3 и 16,3 % расходов, в то время как на личный счет княгини приходилось 3,3 и 2 %. В 1913/1914 г. личные расходы княгини составляли всего 1600 руб., в то же время на содержание школ употреблено было 3765 руб., на расходы по детскому летнему лагерю в Хоминковском фольварке – 4130, 51 руб., для борьбы с туберкулезом – 1000 руб., для колонии малолетних преступников – 13000 руб., на пенсии старухам и единовременные пособия вдовам – 1925,47 руб., на пасхальные раздачи милостыни – 117 руб., на дрова для бедняков – 2062 руб.[xix].

Известно, что в годы Первой мировой войны престарелая княгиня Паскевич устроила в своем дворце военный госпиталь и сама трудилась в нем. За эту самоотверженную деятельность княгиня удостоилось личной благодарности от императора. Очевидцы отмечали, что в последние годы Ирина Ивановна вела «почти монашеский образ жизни», была воплощением подлинного христианского служения для гомельчан[xx]. Однако, лишившись мужа, она не сумела в должной мере контролировать хозяйственную жизнь Гомельской вотчины. В 1906 г., например, сенопрессовальный и крахмальный заводы, что ранее приносили существенные доходы, а при княгине были переданы в арендное содержание, стали убыточными[xxi]. После смерти князя Ф.И. Паскевича городская дума и губернская казённая палата провели ревизию налогообложения и выявили значительные злоупотребления и махинации служащих вотчинной администрации[xxii]. Известно, вместе с тем, что служащие вотчины имели хорошее жалованье и дополнительное содержание. Очевидно, что удаленная от мирской суеты княгиня стала своеобразной заложницей вотчинной администрации ее владения. Это может служить в пользу введенного А.Ф. Рогалевым в историческую литературу факта, что вслед за установлением советской власти в Гомеле княгиня принесла ревкому дарственную на все свое имущество[xxiii]. Иные исследователи проблемы (Т.А. Пиховкина, главный хранитель фондов музея Гомельского дворца Румянцевых и Паскевичей Т.А. Шода) полагают, что имущество было просто национализировано[xxiv]. Как бы там ни было, благодарная память сохранила для потомков светлый образ самоотверженной княгини-христианки (горожане называли ее «наша Иринушка»). Умерла княгиня, как было установлено А.Ф. Рогалевым, от воспаления легких 24 апреля 1925 г. в одиночестве, испытывая нужду и притеснения[xxv]. Однако забвению она предана не была. В 2000 г. на месте предполагаемого захоронения княгини Ирины Ивановны Паскевич возле собора Петра и Павла в парке Гомельского дворца в память ее был установлен памятник, а также мемориальная доска на здании собора.

 

Примечания

[1] © В.А.Кохнович, 2010

[i] Курков, К.Н. Дворяне-предприниматели в России начала ХХ века / К.Н. Курков // Вопросы истории. 2006. № 5. С. 104–115.

[ii] Поземельные ведомости, находящихся в наделах крестьян, под фермами, лесом, монастырями и по всем имениям кн. Паскевича. 1871–1872 гг. // НИАБ (Минск) (Национальный исторический архив Беларуси в г. Минске). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 720. Л. 23 об.–24

[iii] Киштымов, Андрей. Первый белорусский топ-менеджер / Андрей Киштымов // Лидер. – 2003. – № 3. – С. 43–45; Киштымов, Андрей. Экономический потенциал Полесья в начале ХХ века. / Андрей Киштымов // Загароддзе–3: матэрыялы навукова-краязнаўчай канферэнцыі «Палессе ў ХХ ст.», 1–4 чэрвеня 2000 г., Беласток / уклад. і агульн. рэд. Ф.Д. Клімчука, А. Энгелькінг, В.А. Лабачэўскай. Мн.: Тэхналогія, 2001. С. 114–120.

[iv] Пиховкина, Т.А. Графиня Ирина Ивановна Паскевич-Эриванская, светлейшая княгиня Варшавская, рожденная Воронцова-Дашкова / Т.А. Пиховкина; Серия «Гомель: история и современность». Гомель: [б. изд– ва], 2002. С. 13-14.

[v] Рогалев. А.Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах / А.Ф. Рогалев. 1-е изд. Гомель: Типогр. БелГУТа, 1993. С. 139.

[vi] Рогалев. А.Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах / А.Ф. Рогалев. 2-е изд. Гомель: ОДО «Барк», 2006. С. 134.

[vii] Письма и телеграммы Паскевич Балашевой Екатерине Андреевне. 1895–1916 гг. // Российский государственный исторический архив в г. Санкт-Петербург (РГИА). Ф. 892. Оп. 3. Д. 867. Л. 4-7.

[viii] РГИА. Ф. 892. Оп. 3. Д. 867. Л. 19-188.

[ix] Рогалев. А.Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах / А.Ф. Рогалев. 2-е изд. Гомель: ОДО «Барк», 2006. С. 136.

[x] Рогалев. А.Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах / А.Ф. Рогалев. 2-е изд. Гомель: ОДО «Барк», 2006. С. 137.

[xi] Список пенсионеров Гомельского имения кн. Паскевичей. 1905–1913 гг. // НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 2058. Л. 1, 4–13

[xii] НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 2058. Л. 12–12 об.

[xiii] НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 2058. Л. 3 об.

[xiv] Устав сберегательно-вспомогательной кассы служащих имения. 15 июня 1905 гг. // НИАБ (Минск). – Ф. 3013. – Оп. 1. – Д. 2040. – Л. 1–3 об.

[xv] Материалы об организации и отчет о сберегательно-вспомогательной кассе для рабочих Добрушской писчебумажной фабрики за 1898–1899 гг. Жалоба министра финансов о неправильном налогообложении. 1905 г. // НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 2041. Л. 1, 29.

[xvi] Пиховкина, Т.А. Графиня Ирина Ивановна Паскевич-Эриванская… С. 15-23; Рогалев. А.Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах… С. 134.

[xvii] Дело о передаче княгиней Паскевич резервуара для артезианской воды. 1904 г. // НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 2006. Л. 1–4.

[xviii] Сметы расходов по Добрушскому лесопильному заводу, на строительство и ремонт построек, поземельные ведомости лесных участков. 1903–1910 гг. // НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 1961. Л. 133.

[xix] Отчет по Гомельскому замку на 1913/1914 г. // НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 2415. Л. 1–28.2–28.

[xx] Пиховкина, Т.А. Графиня Ирина Ивановна Паскевич-Эриванская… С. 25.

[xxi] Финансовый отчет по Гомельскому имению за 1905–1907 гг. // НИАБ (Минск). Ф. 3013. Оп. 1. Д. 2119. Л. 7об.

[xxii] НИАБ (Минск). – Ф. 3013. – Оп. 1. – Д. 2041. – Л. 39–60.

[xxiii] Рогалев. А.Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина… С. 140.

[xxiv] Пиховкина, Т.А. Графиня Ирина Ивановна Паскевич-Эриванская… С. 25

[xxv] Рогалев. А.Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина… С. 140.

Вернуться к оглавлению V Международной научной конференции

 

 

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании всегда ставьте ссылку